Russian Women Magazine
Russian women logo
banner
НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ ВСЕ СТАТЬИ НА ЭТУ ТЕМУ КАРТА САЙТА КОНТАКТЫ

Аста Бизертская

(По следам моих встреч с А. А.  Манштейн-Ширинской, Тунис,  Бизерта, 2006-2008 годы).

Н.Л. Крылова

astaДочь старшего лейтенанта Александра Сергеевича Манштейна, потомственного российского дворянина, командира эсминца  «Жаркий», пришедшего в Тунис в 1920 году в составе эскадры русского императорского черноморского флота из Крыма (последнего оплота белого движения в России, в то время уже оказавшегося в руках красных) - Анастасия Манштейн-Ширинская встретила меня поздно вечером на пороге своего (своего ли?) дома на улице Пьера Кюри в Бизерте.

Этой встрече предшествовал недолгий, но очень выразительный телефонный разговор с не знакомой мне лично женщиной, которой по замыслу предстояло стать «объектом моего исследования». Узнав об этом, она не удивилась, а всего лишь проявила милую благожелательность, какое-то нынче ненормальное даже добросердечие и абсолютное гостеприимство (хотя повторяю, мы до этого момента не знали друг друга). «Приезжайте, дорогая, как-нибудь устроимся!..»

*   *   *  

Навсегда оставившая Россию Черноморская эскадра из трех десятков  кораблей была по решению союзников переведена в город-порт Бизерту - французскую военно-морскую базу в Тунисе. С эскадрой сюда прибыло в общей сложности около или свыше (по разным данным) шести тысяч русских моряков с семьями, гражданских лиц, образовавших в Тунисе русскую эмигрантскую колонию – самую крупную в то время на африканском континенте. Среди них была и семья Манштейн.

Но это было без малого век назад. Сегодня Анастасия Манштейн-Ширинская – последняя представительница русских эмигрантов первого поколения в Бизерте. И, несомненно, личность неординарная во многих отношениях. Настоящая Женщина, она, несмотря на солидный возраст, не потеряла обаяния своего пола, очаровательной непосредственности, даже некоторого кокетства, но такого милого, ненавязчивого.  Образованная в надежных традициях дореволюционной русской педагогики, приумноженной французской образовательной школой первых декад прошлого столетия, эта женщина оказалась весьма скромной в оценке собственных знаний и сообщила мне  при первой же встрече:

«Я бы хотела быть исследователем. Но больше всего в исторических науках. Но только я  редко могла прочесть какой-нибудь исторический труд. Преподавание математики – это была полная необходимость. Единственное, что я могла преподавать. Кто бы приходил ко мне в тунисской Бизерте того времени брать частные уроки французского языка, когда все и так говорили по-французски и русским языком никто не интересовался? Я должна была семью кормить. Я была на очень маленьком уровне сама в математике. Но я хорошо очень знала, чтó надо в классе средней школы и какие программы он (ученик) прошел в предыдущем году, а какие программы его ждут на будущий год.  Посему у меня были частные ученики от самого первого класса гимназии до последнего. А дальше я никакой высшей математики не знала и никогда не учила.

А вот, когда я вижу людей, которые зависят только от себя самого, когда нет ответственности по отношению или к своим детям, или отцам, или мужу и они могут уехать куда-нибудь в древний Ирак или Вавилон, и копают землю и разыскивают… вот это меня бы увлекло.
И еще я не люблю писать…»

Последнее ее признание все же расходится с реальностью. Анастасия Ширинская - автор замечательной книги собственных воспоминаний «Бизерта. Последняя стоянка», переведенной на русский язык и неоднократно переиздаваемой в России уже в новом веке. И по существу все ее публикации и публичные и камерные выступления – своеобразная ода бесконечному человеческому терпению, выдержке и надежде людей на трудном пути русской  эмиграции – первой в череде эмиграционных волн, последовавших после октябрьской революции.  Но одновременно это и гимн тем силам русской земли, которые несла в себе эта «первая волна» и которые дали ей возможность выжить на чужих берегах: духовному богатству, гражданскому достоинству и многовековой культуре покинутой Отчизны.

Мои надежды на сотрудничество и совершенно необходимый для этого человеческий контакт полностью оправдались: 96-летняя Анастасия Александровна, весьма критичная к собственному слогу,  обнаруживала редкий дар рассказчицы, остроумной и наблюдательной, точной в описаниях и оценках, с поразительно цепкой памятью, сохранившей, несмотря на преклонный возраст,  массу замечательных подробностей эмигрантского бытия русских моряков – офицеров и матросов, членов их семей, кадетов и гардемаринов – своих соотечественников и современников,  воплощающих пафос обыденной жизни.

Мы встречались не раз – осенью 2006 и 2007 годов,  весной и осенью 2008 года - в ее квартире, где Анастасия Александровна  просто вспоминала. Боялась, что рассказывает немного тенденциозно, пристрастно, с выраженным личным оттенком, иногда пафосно или, напротив,  слишком иронично…
Но оказалось, что ее воспоминания в присущей ей манере их излагать,  богаче, насыщенней многих исследовательских изысков и способны много быстрее приблизить нас к пониманию превратностей эмигрантского бытия, донести до современника эхо стремлений, надежд, радостей и разочарования людей иной эпохи. Не манекенов истории, а именно живых людей, чья духовная миссия оценивается выше, чем личный успех или обогащение и уже практически не присуща основным массивам эмигрантов следующих потоков.       

Исследовательский и гражданский интерес к личности Анастасии Манштейн-Ширинской объясним еще и тем, что она - «последний могиканин» первой волны русской эмиграции в этой стране. Ее судьбу можно назвать и необычной, и уникальной, уже хотя бы потому, что, будучи заброшенной в «нетипичную» зону расселения русской эмиграции - в Африку, эта женщина, одна из немногих русских эмигрантов оказалась замечательно верной приютившей ее стране, оставшись здесь навсегда, мужественно оберегая родные могилы,  православный храм и дорогу к нему.

И в то же время несмотря на все жизненные передряги и невзгоды, ею перенесенные, Анастасия Манштейн-Ширинская не изменила своей исторической родине ни де юре (не поменяв российское подданство на французское или местное гражданство – так было принято в семье Манштейнов), ни де факто, сохранив Россию в своем языке, вере, в душе.  Россию, в которую она бесконечно верит, верит в ее неисчерпаемые возможности, в ее могучую культуру, которая, как она утверждает,

 «может воспроизводиться только на межпоколенческом уровне. А если эта связь поколений прервана, ее так нелегко восстановить! Но прервана ли она полностью? Я думаю, что не прервана. Когда я слышу Вас, когда  читаю Ваши книги, или мне иногда некоторые пишут письма необыкновенные, то я, зная все-таки хорошие слои западной культуры (они, конечно, не стадами ходят и я не стада знаю, но есть те, которые очень культурные, очень интересующиеся всем люди. У меня есть и у тунисцев такие знакомые, и в Германии были такие знакомые, и во Франции), понимаю, что еще такая культура где-то задержалась. Во Франции она больше, чем у нас, потому что в Союзе таких людей истребляли, старались истреблять. Но истребить ее до конца  России все-таки невозможно».

В этом последнем фрагменте последнего интервью 2008 года я получила комплимент своей – нашей с Анастасией Манштейн-Ширинской – Родине и самой себе. А комплимент такой Женщины не только льстит, но и обязывает. Обязывает быть такой же искренней и честной, как и «Объект моего исследования».

*   *   *  

Описание «феномена Ширинской» - задача очень непростая для исследователя. С одной стороны, потому что слишком много об этой женщине уже сказано, отснято и написано. И, прежде всего, исследователям и широкому читателю хорошо известна биография самой Анастасии Ширинской в контексте русского эмигрантского присутствия в Тунисе. Все это превратило ее в своего рода культовую фигуру со всеми вытекающими из этого статуса положительными и отрицательными сторонами.

С другой стороны,  по той же причине происходит неизбежная увлеченность исследователя подобным объектом. Ибо последний настолько пленителен, что зачастую бывает трудно соблюсти надлежащую дистанцию, отвечающую требованиям объективности социологического наблюдения. Действительно, когда общаешься с Анастасией Александровной Ширинской, бороться с этим чувством сложно, хотя понятно, что подобная «завороженность» объектом мешает исследователю критически его оценивать и вовремя обнаружить признаки субъективизма в  ареоле исследуемого образа. Именно поэтому в основу описания данного феномена был положен метод изучения истории при помощи устных источников. В данном случае это были интервью и записи устных бесед с Анастасией Александровной, воспроизведение которых, прежде всего, предоставит читателю самому проникнуться силой и обаянием образа этой женщины.

Готовя предлагаемую ниже статью, автор использовал из всего массива интервью с Анастасией Ширинской (в расшифрованном виде он составляет 400 с лишним страниц) те их фрагменты, которые посвящены ее размышлениям над вопросами, исконно волновавшими русскую эмиграцию: Россия и вера, жизнь на чужбине, мера нравственной ответственности. Их уникальность – в комментариях к уже известным ее высказываниям, новые, оригинальные, подчас неожиданные пассажи, развитие и толкование ранее уже озвученных ею мыслей, поэтому автор постарался воспроизвести их с возможно минимальными собственными комментариями, поскольку сами по себе они представляют практически завершенный текст – мысли русской женщины, всю свою сознательную жизнь проведшую вне России, и делящуюся с новым поколением русских своими размышлениями и соображениями по фундаментальным вопросам духовно-нравственной жизни и культуры соотечественников, ныне живущих в иноэтнической и инконфессиональной средах, о сложнейших переплетениях человеческих судеб и человеколюбии в высшем понимании этого слова. Не менее актуальны они и для нас, ее современников, живущих в Отчизне и также пытающихся комфортно обустроиться в многоэтничном поликультурном пространстве современной России,  возрождать в себе истинную духовность как инструмент, необходимый для гармоничного сосуществования в новом мире.

На фото: Анастасия Ширинская с правнучкой Аннушкой.

Продолжение

Прочитать об авторе

Share

Русские за рубежом:

Помощь в критической ситуации - информация о помощи женщинам, подвергшимся домашнему насилию, о бесплатных адвокатах и о правах женщин-иммигранток.

Православие за рубежом - информация о православных храмах по всему миру, новости православия и история православной церкви.

Русский язык для детей иммигрантов - учебники русского языка в помощь родителям, желающим обучить своих детей материнскому языку в чужой языковой среде.

Позвонить в Россию - информация о самых дешевых и качественных способах связи по всему миру.

Русифицировать компьютер - о том, как настроить английский компьютер на русский лад и - где купить самые дешевые наклейки.

Учим иностранный язык - книги, словари (в том числе - говорящие), программы и курсы по изучению английского языка.

Авиабилеты и визы - хорошие скидки на авиабилеты, визы в Россию и по всему миру, паспорт США.

Пересылка денег - ресурсы по быстрой и надежной пересылке денег по всему миру.

Русские книги, видео, аудио - сайты русских книг, учебников и детской литературы, а также последних новинок музыки и русского кино.

 

НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ ВСЕ СТАТЬИ НА ЭТУ ТЕМУ КАРТА САЙТА КОНТАКТЫ

За содержание рекламы редакция ответственности не несёт. Рукописи не возвращаются и не реценцируются. Мнения редакции и авторов могут не совпадать. Использование материалов только с разрешения редакции.

Copyright © 2001-2010 RussianWomenMagazine.com All Rights Reserved.