Russian Women Magazine
Russian women logo
banner
НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ НОВАЯ ЖИЗНЬ КАРТА САЙТА КОНТАКТЫ

Женская проза в эмиграции

Гадалка

fortunetellerСлучилось так, что в субботу у меня был выходной. Выходной - это такая редкость и такое счастье! Отдыхать мне не положено по штату - ведь я работаю семь дней в неделю, двадцать четыре часа в сутки. Жизнь начинающего эмигранта - не сахар, а Америка - не булочка с изюмом. Так говорили мне соотечественники. Очевидно, их раздражали моя любознательность и неуемная энергия. Я была влюблена в Нью-Йорк с первого взгляда. Еще три года назад, в Москве, увидев на обложке  какого-то журнала фотографию Нью-Йорка, где в голубом мареве плыли, сверкающие небоскребы, сказала самой себе:
- Хочу там жить!

Итак, я свободна! Бабушку, у которой я живу и за которой ухаживаю, забрала до вечера  дочка. Не теряя драгоценных минут, я сразу же помчалась на остановку метро. Всего каких-то сорок минут - и вот я уже на Манхеттене, где окунаюсь с головой в роскошную, блистательную и опасную жизнь каменных джунглей. Но в счастливое мое праздношатание закрадывается тревожная нота. Безязыкая и никем не замечаемая, преследуемая лишь собственной тенью, долго ли я буду бродить по жарким тротуарам? Будет ли у меня свой дом и как сложится моя судьба?

Судьба, загадочное слово! Кто знает, мы ли творим тебя, либо уготовано нам все заранее, и нет у нас подсказки - что же будет? Кто видет меня, мои поиски и попытки взлететь? Чей голос я хочу услышать, но никак не услышу? Так размышляла я, гуляя, и в сквере на лавке посидев, и заблудившись потом в каких-то пещерных улицах, где солнце не доставало до дна и майские лица жителей были зелены, как первые клейкие листочки на деревьях.

Что там за толпа кипит у белого здания? Суетятся молодые люди с кинокамерами в руках, автобус стоит с надписью "Телевидение". Немедленно перехожу дорогу. Прямо на тротуаре с американской непосредственностью расположились три молодые красавицы, одетые во все черное. Они что-то говорят невзрачной девушке, сидящей перед ними на низкой табуретке. Говорят уверенно и слегка лениво, но что за тоска в их глазах, тоска и скорбь! Девицы не смущаются направленной на них кинокамеры, естественны и непринужденны как ведущие теленовостей. Толпа жадно внимает их речам, а лицо девицы на стульчике то бледнеет, то занимается пунцовой зарей.  Дело говорят красавицы, дело!

Девушка окрыленно взлетает с низкого своего сидения и с улыбкой бежит прочь - очевидно, творить свою счастливую судьбу. Толпа колыхнулась и выплюнула на свободный пятачек перед гадалками худую даму с пятнами на шее. Три грации заглянули в глаза дамы, поковыряли ее ладонь и заговорили слаженным трио. Я слушала, как они советовали страждущей счастья стать блондинкой, завить и распустить волосы, чтобы скрыть некасивую шею, купить дорогие духи и делать то-то и то-то.

А кто подскажет мне, что нужно делать, какую дорогу выбрать? Ведь я сейчас, как Витязь на распутье:  прямо пойдешь - счастье найдешь, налево - богатство, направо - смерть свою. Но это все в сказке, в жизни указателей нет. Тут мое внимание привлекла стоящая на земле старинная ваза на длинной ноге. А в ней бумажки какие-то лежат. Последовала я примеру молодого человека - вытащила из чаши одну бумажку, положила не глядя в карман и пошла гулять себе дальше.

Дома я внимательно рассмотрела свое приобретение. Это был кусочек картона, на котором четкими буквами строго и легко было напечатано:"Мадам Лиля. Фортуна, любовь, бизнес." И маленькими буквочками внизу: "Помогу увидеть непрожитые возможности и вернутся в прошлое."  А еще ниже адрес, номера телефона почему-то не было.

Месяца два валялась эта карточка у меня в верхнем ящике стола. Иногда я ее доставала, рассматривала и клала обратно. И однажды карточка перекочевала в мою сумочку. Бог знает, как она не потерялась. Как-то в очередной свой выходной гуляла я, уже по знойным улицам где-то в Гринвич Вилледже, шаталась, праздная и пустая, глазея по сторонам. Вдруг название одной улицы стало назойливо мне у чем-то напоминать. Я силилась вспомнить, что связывает меня с этим названием? Вытащила из сумочки карточку - точно!  Не спрашивайте меня, что это за улица - не скажу. Незачем вам туда идти.

Я легко нашла нужный дом. Симпатичный такой домик, красный кирпич, белая отделка, лестница. Поднялась я по лестнице, позвонила. Долго стояла, собралась уже уходить, когда дверь вдруг открылась. Кто ее открыл -  не знаю, коридор был темен и пуст. Наткнувшись в темноте на какой-то ларь и потирая ушибленное колено, толкнула дверь, из под которой выбивалась полоска света. Комната скупо освещалась лампой красного цвета. Окно на выбеленную солнцем улицу было завешано тяжелой шторой. Посреди комнаты стоял круглый стол с каким-то граненым шаром на толстой ноге.Тяжелые стулья, искусственные цветы в вазах, обилие полочек, статуэток, непонятных предметов. Высушенные морские чудовища, чей-то череп с рогами не стене.

Меня удивило то, что в комнате не было ни одной фотографии. Обычно у американцев все буквально заставлено и завешено фотографиями. Они демонстрируют себе и окружающим кадры  из своей жизни - счастливое детство, удачный брак, романтические путешествия. Может быть мадам Лиля не любит вспоминать свое детство или не была замужем? Или она хранит свои воспоминания подальше от посторонних глаз в каких-либо потайных ящичках? Была там еще одна поразившая меня вещь. Портрет на стене. Очевидно, очень старинный. Живыми глазами смотрела на мир дама , смутно выделяясь из глубины холста, окутанная мрачным туманом. Дама улыбалась загадочно, совсем как Мона Лиза, а ее глаза с красными отблесками от лампы смотрели, казалось прямо в душу. Я отошла в сторону, и глаза портрета последовали за мной.

Тут я почувствовала что в комнате кто-то есть. Оглянувшись, я увидела невысокую пожилую даму, вышедшую, очевидно из другой комнаты. Я несмело кашлянула, пробормотала приветствие и протянула женщине карточку. Она взяла визитку, осмотрела ее со всех сторон, как бы сомневаясь, ее это адрес или нет, спрятала карточку в свой карман, и только тогда заговорила.

Скучным голосом она поинтересовалась, желаю ли я узнать свое будущее по картам Тарот, либо же по линиям руки, либо по кофейной гуще. Я сказала, что меня интересует не кофейная гуща, а только то что напечатано внизу карточки. Женщина запахнулась поплотнее в черную шаль, хотя в комнате не было холодно, прошла к столу и села на старинный стул черного дерева с высокой спинкой, жестом предложив сесть и мне. Я села и мы принялись рассматривать друг друга. Мадам Лиля выглядела спокойной, уставшей и отнюдь не молодой. Лицо ее было темно-желтого цвета, черные волосы с сединой гладко зачесаны и собраны на затылке в узел. Глубокие ее глаза взирали на меня с непонятным сожалением. Я попыталась определить ее национальность и не смогла - мексиканка, испанка? Одета она была в какую-то длинную темную хламиду, скрывающую всю фигуру, но пальцы рук были украшены броскими золотыми перстнями с драгоценными камнями. Мне особенно понравился один перстень, где тонкое колечко обвивал золотой дракон, во лбу которого горел огромный рубин.

Женщина долго рассматривала меня, как бы сомневаясь,  достойна ли я узнать свою судьбу, и наконец заговорила. Она сообщила, что может показать мне  все мое прошлое, остановиться в любой его точке. А магический шар покажет, как могла бы сложиться моя жизнь, поступи я так, а не иначе. Известно ведь что женщины  всегда мучают себя рассуждениями типа - "Ах, ну почему я вышла замуж за своего дурака, а не за..."  Я тоже думала, не виновата ли я сама в своей судьбе, не была ли я нетерпелива, неразумна, капризна и недальновидна. Ничего не ценила, никого не любила. А ведь я приехала во Флориду к американскому жениху  по брачному объявлению. Жених влюбился в мою фотографию и прислал через океан приглашение и билет. А я сбежала при первой же ссоре, оставив стеклянный дом под знойными пальмами, ненужную там шубку, устав от безделья и вечеринок. Сбежала в Нью-Йорк, где, чтобы прожить, ухаживаю за больными и сумашедшими старухами. Конечно, глупо не использовать такую возможность - вернуться в прошлое, в начальную точку той или иной истории, раскрутить до конца сюжетную линию. Жизнь нам предлагает сотни вариантов, а мы в слепую, как тянут карту из колоды, выбираем один! Я помечу свои карты и вытащу ту, которую захочу - свой счастливый выйгрыш!

Мадам Лиля не разделяла моего оптимизма. Она объяснила, что я могу просмотреть все варианты, выбрать нужную судьбу, но, вернувшись в прошлое, я буду лишена памяти, я забуду как должна поступать! И опять могу выбрать уже пройденный мною путь! Всколыхнувшиеся надежды заглушают слабый голос разума. Ничего меня не остановит! Я надеюсь, что что-то останется в моей памяти, внутренний голос шепнет, как поступать. Мне скучно в одной жизни, как в одном платье. Я хочу знать все-все-все! Что могло бы быть со мной, как сложилась бы моя судьба, поступи я так, а не иначе.

Хорошо, устало согласилась гадалка. Назвала цену. Я удивилась, что цена за возможное счастье была смехотворно низкой.  Мадам Лиля предупредила, что волшебный шар питается моей энергией и чтобы я хорошо подумала. Я подумала и дала команду начинать. Мадам Лиля сделалась необычайно серьезной . Она любовно, двумя руками взяла шар за бока, что-то бормоча, раскрутила его и отпустила. Шар завертелся, и красные блики от лампы заметались в его серебристых гранях. Он вращался все медленнее, и наконец остановился. Я стала вглядиваться в поверхность ближайшей грани. Женщина встала за моей спиной и направила мне в затылок луч света, исходящей из драконового глаза на ее перстне.

Поверхность грани затуманилась, потом прояснилась, и я увидела там себя! Я была молода, безумно молода! Я смотрела, как в цветном телевизоре, кино про саму себя! Каждая грань показывала какой-то эпизод из моей прошлой жизни. Я раскручивала сюжет, затем возвращалась назад, выбирала другое решение, и шар послушно указывал, как сложилась бы моя жизнь. Шар угадывает малейшее движение мысли, вытаскивает из глубины памяти полузабытые эпизоды, выстраивает целую жизнь, раскручивает ее и начинает все сначала. Шар вращается медленно, быстро, еще быстрее, я жадно впиваюсь в него глазами. Красный луч из глаза дракона нестерпимо жжет затылок. Голова кружится все сильнее, я слабею с каждой минутой, силы выходят из меня по капле, но я не обращаю на это внимания. Ничего, потом отдохну, отлежусь, сейчас не до того, сейчас я тасую колоду своих возможностей, выбирая правильный, единственно счастливый путь.

Я видела себя то многодетной матерью, то брошенной любимым мужем. Я видела себя счастливой и несчастной, богатой и нищей, больной и пышущей здоровьем. Я видела свои ошибки, неудачи, победы и достижения. Шар крутится, но изображения уже слились в одну пеструю ленту. Я ничего не могу разобрать, а от усталости едва держусь на стуле. Я прошу женщину закончить, она опускает руку, глаз дракона перестает жечь мне затылок, шар потухает и останавливается. Я говорю, что мне нужно подумать до завтра. Я должна выбрать, какую жизнь мне прожить. Платье выбрать не просто, а жизнь - тем более. Мадам с пониманием кивает. Я достаю из сумочки кошелек. Гадалка отвергающе властно выбрасывает вперед руку. Говорит, что заплачу я ей завтра, если приду. Я обратила внимание на ее "если", но посчитала что женщина заговорилась, она должна была сказать "когда". Но я так устала, и мне не до стилистических тонкостей.

Мадам Лиля провожает меня до двери. Я выхожу на улицу, и дневной свет ослепляет меня. Странно - еще день! Мне казалось, что должна была давно уже наступить глубокая ночь. Я оглянулась на дом, и увидела в окне лицо молодой красивой девушки с глубокими пронзительными глазами. Лицо было точно-точно таким, как на старинном портрете, который я видела в доме. Я вздрогнула, по спине пробежал холодок. Откуда взялась эта девушка, мне казалось, что в доме никого, кроме нас не было. Я повернулась и поспешила скорее уйти подальше от этого дома и от страшной догатки, сверкнувшей в голове.

Болело ушибленное в коридоре колено, кружилась голова. Поскорее бы в метро и к своей старушке, вернуться к спокойным, незатейливым обязанностям. Завернув за угол дома, я наткнулась на уже знакомых мне трех молодых гадалок. Они точно так же, как и весной, сидели прямо на тротуаре и помогали очередной страждущей постичь свою судьбу. Одна из них подняла голову и странно на меня посмотрела, как бы узнавая, тем же скорбным, отрешенным взглядом, как и та девушка в окне. Я поковыляла дальше и нечаяно увидела свое отражение в зеркальной ветрине магазина. На меня смотрела высокая, худая старуха с седыми растрепанными волосами и в короткой джинсовой юбке.

Лана Райберг Прочитать об авторе

Как издать свою книгу?

Для того, чтобы издать свою книгу, не нужно искать спонсора или платить издателю. Достаточно иметь копию книги, напечатанную в обычном формате Word и минимальные знания компьютера. Все остальное сделает CafePress Self Publishing. После того, как с помощью простых инструкций вы создадите подходящий формат книги, вы сможете заказать свой первый авторский экземпляр. И книга готова к продаже! Ее печатают только в том случае, если поступил заказ от покупателя. Все заботы о пересылки книги тоже берет на себя CafePress Self Publishing. Вам же остается только получать прибыль от продажи. Вы можете зарегистрироваться на этом сайте прямо сейчас, это бесплатно. Кликните сюда и нажмите на кнопку справа "Start sellinf now". Желаем успехов!

 

НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ НОВАЯ ЖИЗНЬ КАРТА САЙТА КОНТАКТЫ

За содержание рекламы редакция ответственности не несёт. Рукописи не возвращаются и не реценцируются. Мнения редакции и авторов могут не совпадать. Использование материалов только с разрешения редакции.

Copyright © 2001-2007 RussianWomenMagazine.com All Rights Reserved.