Russian Women Magazine
Russian women logo
banner
НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ НОВАЯ ЖИЗНЬ КАРТА САЙТА КОНТАКТЫ

Судьбы русских в Америке

Пути Господни неисповедимы

Mногое вспомнишь, давно позабытое,
Слушая говор колес непрестанный,
Глядя задумчиво в небо широкое.

И. Тургенев "Утро Туманное"

Он не хотел никуда уезжать. В голове не укладывалось, что его собственная семья потянет его туда, откуда мало кто возвращается. Мысли сбивались, перед глазами плыло прошлое...  Провинциальный городок, окруженный мещерой, здесь родились его братья, отец и дед. Тут прошли его детство и отрочество. Сюда же он возвращался после ранения на фронте. Его неоднократно провожали навсегда, a oн все равно каждый раз с трепетом возвращался в этот край. Но сегодня он почувствовал, что следующего раза не будет. От этого он еще сильнее сжал и без того мятый билет на самолет, тяжело вздохнул и быстро зашагал по узкой песчаной дороге.

С самого раннего детства его многие не любили за непреклонный нрав и самоуправство. Во дворе не было ни одной девчонки, которую он не оттаскал бы за косу. Соседские пацаны боялись ему перечить, так как знали что расплата неминуема. Правда его дерзость и уверенность пошли на пользу в самом начале войны, когда начался голод. Именно тогда мать выменяла последнюю ценную вещь в доме, свою швейную машину, на три буханки хлеба. А потом начали есть кошек и собак... Умирать не хотелось. Пацаны пробирались к фронтовой полосе, с голодным нетерпеньем выжидая бомбежек, они вскакивали на крыши пылающих эшелонов с провиантом. Под огнем перестрелок, хватая пудовые мешки с хлебом и спотыкаясь об осколки разорванных рельсов, повзрослевшие дети пробирались домой.

Возвращались не все...  Eму же везло, он всегда отделывался ссадинами на теле да пылью в волосах... Нет, нельзя сказать, что отправлялся он в эти походы сознательно. Скорее, им двигал некий инстинкт, потребность сохранения своего гнезда.

Тогда, в сорок первом, oн тащил домой мешок с хлебом, об который спотыкался и падал на пыльную и разбитую мостовую, ни на секунду не выпуская заветный груз из рук. Он поднимался и тяжелыми oдервеневшими ногами и продолжал шагать в сторону дома. В голове монотонно, как колокол била одна и таже мысль: "Успеть, пока никто не умер!" И он никогда не опаздывал, только сваливался обессилевший у кривой сосны, что рoсла на подступах к городу. Там его подбирала мать, тайком стирая накатившуюся слезу.

Вспомнив холод тех лет, он, теперь уже немолодой человек, поднял воротник и пошел по направлению к кладбищу, последний раз взглянуть на могилы предков. Ирония судьбы или сарказм проведения? Почему-то все считали что уйдет из жизни он первым – слишком лихой чтобы задержаться на этом свете надолго. А вышло наооборот. Он пережил их всех. За спиной остались многие трагедии – ужас войны, кошмар послевоенных лет и горечь личных неудач. Но до сегодняшнего дня он и не подозревал, что каждое поражение делало его только крепче, оттачивало его стремление к выживанию, вводя некий жизненный элексир в его вены. Но как бы его не бросало, он всегда возвращался домой вот этой тропинкой мимо холма с кривой сосной, что тогда в сорок втором, что сейчас в девяносто втором...

Солнце или дождь, удачи или поражения, ждали или гнали – oн всегда бежал по улицам родного города, наполненный непоколебимой верой в свои силы. Сегодня эта вера пошатнулась, сменившись перспективой неизвестности эмигрантской действительности.

Шел с кладбища он хорошо знакомой обходной тропинкой, чтобы избежать встречи с кладбищенскими завсегдатаями. Болезненный клубок мыслей раскручивался медленно, прошлое путалось с настоящим. Привязанность к родному краю не давала ему oторваться от этих мест. Каждый куст напоминал ему о привязанностях, рожденных в далеком прошлом: "Здесь я нашел тетеркино гнездо, a там вот из года в год белые грибы появляются..."

А что его ждёт по ту сторону океана? Ни на охоту, ни на белые, ни на стены родного дома надеятся не приходится. На каждое: "Надо ехать ради детей и внуков", - он тщетно пытался найти новые доводы, - "Ведь Солженицын же вернулся..." Жена обрывала такие разговоры коротким: "А дети его ТАМ остались!".

Время бежало. Оставалось десять дней до отъезда. Чемоданы набивались самым сокровенным – "Книгoй о вкусной и здоровой пище", Толстовскими "Войной и миром", командирскими часами и xрустальной вазой "Салют" с душещипательной гравировкой "За доблестный труд!". Одним словом - всем тем, что ТАМ только будет вводить в ностальгические воспоминания. Где-то внутри он понимал, что придется тащиться вслед за женой и детьми в заокеанскую даль, но наружу выходили лишь обидчивые монологи следующего порядка: "Надо поехать с ними, обустроить их на новом месте и вернуться домой одному через полгодика..." Сознание выпускало из виду что дом давно был продан, да и пятьдесят лет супружеской жизни не вычеркнуть из жизни.

Дабы не видеть сборов он поехал за город побродить по любимым местам в последний раз. Свежий воздух, сырой запах заболоченного леса и мохом покрытые коряги почему-то напомнили ему детство. Тогда, когда ему было лишь тринадцать лет, oн часто лазил по местным сосновым борам и торфяные болотам. У него даже были свои заветные охотничьи места. Весною он любил ходить на "тягу" - охоту на вальдшнепов. Птички эти водятся вдоль лесных полян, заброшенных лесных дорог и вдоль границ зарастающих вырубок. Он бесшумно пробирался по полуболотистым лесам, становясь частью лесной стихии. И хотя желание принести трофей домой сильно теребило его самолюбие, он понимал что нельзя стрелять во взлетающих с земли вальдшнепов, летящих парой - можно загубить самку. Обязательно выжидал, пока самец оторвется от своей подруги на приличное расстояние и лишь затем он начинал целиться... Вот и теперь он бесшумно шел, с удовольствием внимая каждый звук вечернего леса, но где-то на дне душе ныла неизлечимая рана – он вдруг осознал что предстоящий отъезд равносилен гибели вальдшнепа – самка, если выживет, полетит искать счастья, a ему уже не суждено найти мира. Внимательнее, чем всегда он созерцал закат, так как сердцем чувствовал, что придется доживать свой век под чужим солнцем, согревая память об этом тихом сентябрьском вечере.

Прошло пять лет. За эти годы он успел съездить на пару недель на Родину. Ничего, кроме разочарований он не привез – дом, построенный ещё его дедом, снесли. Вместо старого семейного гнезда теперь красовалась пыльная серая стройплощадка. Пригородные леса повырубали в целях расширения дорог. Друзья повымирали, даже не с кем было пройти по городу, повспоминать о былом... Душу рвало на мелкие куски от ощущения безысходности. 

Получается, что жил человек почти всю свою жизнь в “отдельно взятой стране”, строил планы, питал надежды. Потом уехал на несколько лет, a вернулся в никуда – вся его автобиография оказалась вырванной из книги страницей, летящей по переулкам трудно узнаваемых городов.

Тяжело вздыхая он ощутил, что холодный ветер, растрепавший редкие пряди его седых волос, толкает его в сторону аэропорта. Он грустно посмотрел назад сквозь туманную пелену старческих глаз и медленно пошаркал к трапу...

Евгения Ананьева Январь, 2003 Прочитать об авторе

Полезные ссылки для путешественников:

eBay.com - Сайт для тех, кто любит экономить. Круизы, авиабилеты, гостиницы, чемоданы, одежда, фотоаппараты и многое другое.

VisaHQ - Визы в Россию и другие страны мира, паспорт США - быстро и надежно.

Travelation.com - Очень хорошие скидки на авиабилеты по всему миру.

EconomyTravel - Авиабилеты в любую страну мира по низким ценам.

 

НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ НОВАЯ ЖИЗНЬ КАРТА САЙТА КОНТАКТЫ

За содержание рекламы редакция ответственности не несёт. Рукописи не возвращаются и не реценцируются. Мнения редакции и авторов могут не совпадать. Использование материалов только с разрешения редакции.

Copyright © 2001-2007 RussianWomenMagazine.com All Rights Reserved.