Russian Women Magazine
Russian women logo
banner
НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ НОВАЯ ЖИЗНЬ КАРТА САЙТА КОНТАКТЫ

Уроки общения с американцами

Светские встречи

1.

Помните как блестяще Анна Павловна устраивала приемы в романе Толстого? Как ловко закручивала веретена в светских беседах, говорившая к тому же блестяще по-французски.

То, что напрочь отсутствовало в советской культуре. И то, что не давало мне покоя. Умение устраивать светские приемы (дипломатические в расчет не берем), и вести светские беседы. Интриги плелись, – на работе, среди соседей, а также многочисленных подруг. Но это было за подносом, уставленным жестяными плошками с кое-как накиданной кислой капустой и толченой картошкой вперемешку, в обеденный перерыв в рабочей столовке; либо столкнувшись авоськами, набитыми пакетами с лапшой и рисом, в узких и дурнопахнущих лифтах; либо, при более тесном контакте – на кухне, за кофием, припрятанном от мужей-алкоголиков, поданном в изящных чашечках, доставшихся от бабушки, и разделенным на пару с дешевыми сигаретами... Содержание бесед велось на чистом русском, не менее богатом на смысловые нюансы, хоть и сильно подпорченным газетными слоганами и лексикой из советского быта. Смысл оставался тем же – социальная жизнь. Получение должностей, раздача премий, перемены в личной жизни, именины, новые платья, новые связи, поездки в деревню и трудности бытия. Последняя тема была ведущей.

Отсутствие горячей воды все лето, замерзшие трубы, урожай картошки и надои молока волновали умы граждан не на шутку. Куда больше чем падение курса акций на бирже, или температура воды в Карибском море. Проще и приземленнее. Натуральнее.

2.

Naturliche, первый опыт светского приема я получила в Швейцарии. Антураж полностью соответствовал содержанию, на этот раз на немецком. Двухэтажный дом с мраморными полами и витыми лестницами, и бассейном с искусственным гротом поражал неискушенное воображение, и располагал носить туфли на высоком каблуке в сочетании с длинным платьем. Программа вечера включала в себя фондю, сауну и неторопливую беседу перед камином с бокалом вина... Последняя часть оказалось наиболее сложной в силу недостаточного владения языком, отчего потерялся необходимый элемент светкости – непринужденность. В таких случаях лучше всего сделать загадочный вид, и  разговаривать совершенно необязательно... Ведь коммуникация подразумевает все виды общения – улыбки, томные взгляды, а также просто тупое молчание,и все может вызвать неподдельный интерес к вашей персоне, если правильно это подать. Что удается не всегда.

- Бывали ли вы когда-то в Индии?  Вопрос оказался достаточным легким по сравнению с последующим  – Какой марки у вас машина? На который нельзя было ответить да или нет.

Пришлось отрабатывать светскую улыбку, эдакую расплывчатую неопределенность, служащей заменой ответов «в лоб», чтобы не нарушать жанровое соответствие беседе, которая подразумевает легкую болтовню о серьезных вещах, без прямого обозначения положения вещей в мире, где не все разъезжают на собственных авто. Прямота приравнивается к грубости и противопоказана в употреблении, если только вы не хотите заработать репутацию скандального человека. Я не хотела.

Что впрочем не подразумевает исключение серьезных предметов из разговора, другое дело где, как и с кем. А это приходит с опытом. Оказывается, светские встречи необходимая сторона жизни в капиталистическом обществе, где живут леди и джентльмены вместо товарищей, и если вы хотите чувствовать себя полноценным членом общества, необходимо участие в партийной жизни. В Америке существует многопартийная система, и вы можете примкнуть совершенно к любой,  и в зависимости от наполнения это может быть dinner party, birthday party, bachelor party, tail-gate party, и даже popcorn party… Любое событие может послужить поводом хорошо повеселиться!  

Привыкшим к задушевности на кухне трудно перестроиться на выход перед обширной аудиторией. Так что рекомендую начать с girl’s night, что может случиться в любое время.

Для этого нужна подружка. Лучше всего русская, живущая неподалеку. В Америке очень много развлечений, и можно без проблем найти чем заняться двум непоседливым девицам. Начать можно с шопинга. Там, где деньги правят миром, очень легко найти им применение. Заваливаешься в молл, и начинаешь нарезать круги, переодически созваниваясь по сотовому, где и что каждая видела.

- Ах, какая прелесть та юбочка! Ты видела?! Посмотри какое чудо та кофточка! О, я обожаю эту фирму, и какой интересный цвет в этом сезоне...

После пробега необходим перерывчик. Для этого идеально подходит сеть кофеен Старбакс, куда заваливаешься, увешанная разноцветными пакетами, и плюхаешься в ближайшее кресло. Все понимающие продавцы наливают горячий, пахнущий напиток и желают доброго дня. Какое удовольствие таращиться в окно, за которым суетится жизнь.

Машины подъезжают и отъезжают, люди выходят из машин, разные люди - большие и маленькие, на колясках и с колясками... People watching. Разглядывание народа, уместное в кафе и ресторанных двориках. Разговаривать необязательно, можно просто крутить головой по сторонам, при этом не бояться выглядеть невежливо.

Но это возможно лишь при большом скоплении людей. Если компания небольшая, то без участия в разговоре не обойтись. Приходится отрабатывать английский. Есть набор фраз, без которых не обходится ни одна встреча. – Hi! - How are you? – Wow! – Oh, my God! – So nice! И прочие восклицательные предложения... Запоминаются они легко, так как повторяются часто. Для более серьезного погружения в речевую среду приходится учить язык. Хотя бы на уровне языковых курсов, где все разбито на темы – «погода», «профессия», «семья» и «политическое положение в мире»...

Казалось бы, что еще надо для небрежной светской болтовни? Нужен приличный ресторан. Где можно не только отужинать, но и позавтракать. Вам когда-нибудь приходило в голову назначить не-деловую встречу в 8 часов утра? А вот вечнозанятые американцы запросто! – Але, привет, как дела. Как насчет позавтракать вместе?

Вместе с языком приходится и менять некоторые обыденные привычки, недалеко от обеденных. Встаешь рано, солнце светит вовсю, натягиваешь джинсы с футболкой и – вперед! Общаться...

Что не совсем относится к доктору Алану. С ним приходится думать. А самое ужасное – развивать английский до уровня понимания. Маленький юркий еврей с седенькой взлохмаченной бороденкой обожает говорить о себе. Притом быстро. Но интересно.

- Мне надо перестать беспокоиться. Я не сплю по ночам, ворочаюсь, мешаю спать жене. Я обо всем переживаю – работе, деньгах, детях, о предстоящем круизе на яхте. Надо распланировать маршрут, позвонить пациентам, столько дел, что все не умещается в голове, и я беспрестанно обо всем думаю... Порой я говорю себе – забудь и расслабься, вспомни занятия йогой, представь пузыри, поднимающиеся наверх, они образуют купол, в котором сосредотачиваются все твои переживания, и – переходи на трансцендентальный уровень. Тебе становится хорошо и приятно, теплая кровь бежит по венам... Но я не хочу!
Мне нравится беспокоиться! 

В другое время, когда он не разговаривает, он поет. Не столько для слушателей, сколько для собственного удовольствия. В гостиной, уставленной микрофонами, электрогитарами и колонками, негде повернуться, но это и необязательно. Можно просто взгромоздиться на диван с ногами и слушать. А также смотреть. Организованный хлам называется антик, и этого добра навалом в доме доктора Алана. Серебро, вышитые подушки, профили в рамочках, и корабли разных размеров и видов... Он – доктор по профессии и моряк в душе. Пациенты и друзья его обожают, и ради них он устраивает ежегодно Christmas Party в своем доме на берегу реки. Ящики с пивом громоздятся на открытой веранде, нависшей над замерзшей рекой, ром и текила на кухонном столе, различные закуски в столовой в свободном доступе. Народ подтягивается, начинает вращаться среди вещей, и надо всем висит увеличенный микрофонами голос приглашенного певца. Он поет на удивление хорошо, хит за хитом – и передает не только мелодию, но и манеру исполнения певцов, творчество которых вышло давно за пределы штатов... В такой обстановке сильно не поразговариваешь, так что мы с мужем выходим проветриться до реки, блестевшей в темноте. Вокруг ночь и звезды, и лишь лодки покачиваются в ледяном воздухе. Доносятся голоса и музыка из освещенного дома, куда мы вскорости и возвращаемся, торопливо пробираясь средь машин, заполонивших пространство перед домом. За это время взрослая публика успела окончально накачаться, созрев к главному развлечению – караоке. Пели все. По очереди. Дети и взрослые. Дуэтом и трио.

Пик настал, когда хозяин, доктор Алан, разойдясь окончательно, снял с себя рубашку и, обнажив седую волосатую грудь, радостно покрутил над головой, сорвав бурю восторгов и море аплодисментов благодарной публики. Вслед за ним выскочили тинейджеры младшего возраста во главе с профессиональной, хотя и слегка набравшейся певицы в обтягивающем черном коротком платьице и сбацали “Sweet home Alabama”! Протянув “swe-e-e-e-et”, и сделав ударение на “hOme”,  в начале слова “Alabama” творческий коллектив подавался вперед, успев откачнуться назад в конце. При таком пассаже платьице певицы задиралось, показывались черные чулочки, что придавало особую пикантность исполнению, и народ подпевал с еще большим воодушевлением. Было очень громко и весело, стоял шум, кто-то хлопал, кто-то свистел – в общем, рождественская вечеринка удалась. Расходились ближе к двум часам утра, довольные друг другом, пожимая руки, похлопывая по плечам, и желая Merry Christmas.

3.

Уже после Нового года мы получили приглашение на другую рождественскую вечеринку, на этот раз русскую. Russian Christmas Party. Среди вороха деловых писем лежал конверт, в котором прощупывался плотный квадрат, напоминающий поздравительную открытку. Это было необычно, так как к этому времени поток поздравлений истекает естественным путем, и было любопытно, что же прислали Перрисы. Но вместо изображения Санты-Клауса или его подручного Снеговика красовалась елка со звездой в сопровождении простого текста – «приходите пить водку». Так перевел мой муж.

И был прав – на столе в кухне красовалось несколько разнокалиберных бутылок с водкой, и уже чуть далее, в гостиной, вино вперемешку с содой. Сода – газвода под названием кока-кола, спрайт и прочие шипучие напитки. Несмотря на американские размеры кухни, все равно было тесно, и протискиваясь между мужчинами, заполнившими пространство телесами и мускулами, я пробиралась вместе со свежеиспеченным в домашней хлебопечке куличом к хозяйке, американкой по рождению, русской по родителям, с британским воспитанием и опытом жизни в Иране.

Хелен и ее муж Питер, тоже русский по родителям, – удивительные люди, сумевшие соединить две культуры в своем доме. Говорящие свободно на обоих языках, они умудрились каким-то образом не только сохранить обычаи родителей, но еще и привить любовь к этому делу многочисленным знакомым, основную массу которых составляют американцы, разбавленные старыми русскими иммигрантами и редкой молодой порослью, имигрировавшей уже в последние годы. Сервированные по принципу шведского стола русские блюда не потеряли своей уникальности, и гости не отходили от огромного овального стола, на котором теснились тарелки с икрой, селедкой, грибочками, холодцом, паштетами и пирожками. Рядом переливалась елка, вся в старинных игрушках, коллекцией которой по праву гордятся хозяева. Дом, находящийся во владении, размерами напоминавшее утерянное когда-то поместье предков Хелен в Центральной России (на территории которого протекает река и высится утес), вмещает в себя огромное количество вещей, образующих миниколлекции. В гостиной всех форм и размеров кошки, в ванной комнате – лягушки. В застекленном шкафчике – серебряные ложечки. А самое удивительное в туалетной комнате в дальних комнатах, где на полочке притаились пузырьки и флакончики с застывшими капельками коричневой жидкости, бывшей когда-то изысканным парфюмом. Только один из них пах прилично, капельку которого я даже выдавила себе на запястье.

Подмяв закуски, гости перебирались на верхний этаж, тем самым совершив небольшое упражнение перед горячим, хранившим тепло в подогреваемых контейнерах. Немецкие сосиски, художественно валявшиеся среди капусты, выигрывали безмолвное соревнование с холодными  ветчиной и ростбифом, распластастанными на подносах.

Рядом примостился десертный столик, между ним и лестницей добравшиеся наверх могли обнаружить кофе, если его никто не загораживал в тот момент. Но даже если и так, это был отличный повод для начала разговора. – Вы стоите между мной и кофе, позвольте вас пододвинуть. Именно в такой изысканной старомодной манере обратился ко мне по-русски Леня, старый иммигрант, не потерявший, а может быть обретший хорошие манеры в Новом Свете. Его жена Наташа, прикованная к инвалидной коляске, ворковала с Людмилой,  вывезенной пятьдесят четыре года назад родителями из Кавказа. – Нет, это су-у-умасшествие, выговаривая все согласные, произнесла в очередной раз бывшая сотрудница «Голоса Америки». Она ушла оттуда, когда началась перестройка, решив, что это больше не нужно России. Ну что ж, наше дело разбудить, говаривали декабристы...

Неподалеку хозяин в компании товарищей приглашал присоединиться вновь прибывшего гостя мужского пола к обсуждению political issues…Состоя в комитете по защите окружающей среды, он баллотировался от партии демократов, умудряясь в то же время дружить  и с республиканцами, почему-то большинство которых женского пола.

Отрабатывать светскую беседу на своих было проще, но подошел момент, когда вдруг и с англоговорящими вдруг нашелся общий язык. Наверное,этому помогла общая атмосфера, напитанная запахами замечательной еды и общего дружелюбия. Дух единения витал в воздухе, теплом от встроенной в камин печки,  у которой было хорошо и уютно сидеть, болтая про Сибирь и джунгли. Дрова весело потрескивали, и пожилая интеллигентная леди рассказывала про детство в Африке. Иконы едва выглядывали из темного угла, свет от огня очертил неровный розовый круг. В него подсаживались все  новые слушатели... Внимание от рассказчицы отвлеклось лишь для того, чтобы попрощаться с пожилой леди в черной шляпе и красном пальто. Она меня в разговоре все время называла honey так, как наши бабушки называют «деточкой».

В углу на высоком барном стуле притулился  Питер-младший, сын хозяев, учитель музыки в местном колледже. Невысокого росточка, в очечках, с реденькой бородкой он напоминает мне  уездного учителя старых времен. Совершенно не говорящий по-русски, он однако все понимает, что говорят. Под влиянием выпитого его черные глаза постепенно увлажняются, а родной  английский стремительно ухудшается. Говорить он уже не может, хотя чуствуется сила ума, и от этого становится  жалко-жалко, его и себя... Он берет балалаечку и ,обвив ногами перекладины табурета, пьяненько наклонившись над инструментом, начинает тренькать «комаринскую»... Именно так она и должна играться. 

Незаметно подкрался вечер, и гости стали разъезжаться, забирая частичку тепла, и оставляя взамен свой эмоциональный след, чтобы в следующий раз, встретившись, уже поздороваться так, как здороваются друзья, давно не видевшиеся, но у которых много общего. Становилось просторнее, дом будто раздвинул свои стены,  и  в пространство втиснулось и время, где когда-то жили и мои предки, еще в другой, старой России, память о которой сохранилась, как законсервировалась, в Америке. То, что мы когда-то утеряли.

И то, что так узнаваемо, начало наконец-то возвращаться.

4.

“…she resumed  her duties as hostess and continued to listen and watch, ready to help at any point where the conversation  might happen to flag. As the foreman of a spinning-mill when he has set the hands to work, goes round and notices, here a spindle that has stopped or there one that creaks or makes more noise than it should, and hastens to check the machine or set it in proper motion, so Anna Pavlovna moved about her drawing-room, approaching now a silent, now a too noisy group, and by a word or slight re-arrangement kept the conversational machine in steady, proper, and regular motion.”

Л. Берловска Прочитать об авторе

Русские книги, видео, аудио:

  • CafePress Self Publishing - Для того, чтобы издать свою книгу, не нужно искать спонсора или платить издателю. Как только с помощью простых инструкций вы создадите подходящий формат, книга готова к продаже! Ее печатают только в том случае, если поступил заказ от покупателя. Все заботы о пересылке тоже берет на себя CafePress.
  • Kniga.com - Большой выбор классической, современной русской художественной и мировой литературы, детективов, фантастики, медицинских и компьютерных книг, различных словарей, красочных детских книг. Возможность заказкать книги почтой из любого города США, Канады и других стран мира.
  • RBCmp3.com - Самый большой в Америке интернет-магазин русской музыки и видео. Последние новинки коно и музыки, и полюбившиеся старые песни и фильмы.
  • Amazon.com - Самый крупный книжный магазин в интернете, в котором можно найти почти все и в том числе - книги на русском языке. Есть возможность обмениваться учебниками, а также продавать ненужные книги, видео, аудио.
  • eBay! - Самый популярный сайт-аукцион в интернете, на котором можно купить все, в том числе и русские книги, видео и аудио. Самые дешевые в интернете русские наклейки на клавиатурую. Просто введите в поисковое окошко russian stickers.
  • Napster - Более трех миллионов песен можно скачать. прослушать и послать друзям. Бесплатно целых семь дней.

 

 

НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ НОВАЯ ЖИЗНЬ КАРТА САЙТА КОНТАКТЫ

За содержание рекламы редакция ответственности не несёт. Рукописи не возвращаются и не реценцируются. Мнения редакции и авторов могут не совпадать. Использование материалов только с разрешения редакции.

Copyright © 2001-2007 RussianWomenMagazine.com All Rights Reserved.