НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ  НОВАЯ ЖИЗНЬ  ОБ АВТОРАХ ПИШИТЕ НАМ

Удачный уик-енд

Произошли кое-какие события, встретились интересные люди, возникли чувства, мысли были проанализированы, и хотя еще рано делать выводы, тем не менее. Тем более, что не ясно, нужно ли делать какие-то выводы.

Завяли тюльпаны, подаренные мужем на 8 марта, и кот дожевывает лилии, подаренные мною мужу в ответ и в знак признательности. Такова ситуация на данный момент. Самое время предаться воспоминаниям. О произошедшем не далее как в прошлый и очень удачный уик-енд.

Наверное, самое сильное впечатление – это Моника, первая норвежская настоящая художница, встреченная мною в этой стране. Об этом событии следует рассказать подробнее.

В пятницу мы с мужем отправились на вечеринку, которую затеяла его компания. Народу собиралось быть немного, я почти никого не знала, поэтому заранее настроилась на скучную попойку. В первые полчаса  коллеги моего мужа поговорили между собой и для приличия - с моим мужем. Затем они беззастенчиво принялись за меня, невзирая на мой далеко не идеальный норвежский язык. Для начала я углубилась в беседу об историческом прошлом Норвегии с самым коммуникабельным человеком собравшейся компании. Исторический экскурс незаметно перетек в разговор о лингвистике и познаниях в ней  моего собеседника. Довольно интересно послушать об этом в изложении инженера-компьютерщика. Конечно, я пыталась спорить, но потом подумала, а надо ли? И если надо, то кому? Ну уж явно не мне.

Затем меня перехватил супруг леди-босса, уроженки Югославии. Мне пришлось выслушать все, что он  хотел сказать на «югославском» языке и отвечать по-русски. Потом мне надо было выдержать натиск норвежцев, особо интересующихся климатическими и экономическими условиями Сибири. Здесь возникла необходимость некоторые пассажи воспроизводить на английском.

Устав от интенсивной языковой практики, я решила пройтись по залу с бокалом вина и в некотором одиночестве. Чтобы собраться с мыслями на родном мне языке.

Вдруг я обнаружила, что наша вечеринка происходит в мастерской художника. Внезапно я осознала, что я в восторге от развешанных на стенах работ. Картины написаны в нарочито-детской, несколько наивной манере. Они просто излучают активную и радостную энергетику. Не в силах справиться с нахлынувшими на меня  сугубо положительными эмоциями, я оглянулась по сторонам. И вот тут я и увидела Монику.

Моника явилась в образе очень худенькой, рыженькой и страшненькой девушки, одетой в короткую юбку и обутой в солдатские ботинки. Когда-то в молодости она путешествовала по Сибири Западно-Сибирской магистралью, и доехала до Монголии.

Ей тогда было 18 лет, и ей совсем не понравился борщ. И еще она не могла помыть голову в поезде, но потом все же исхитрилась и помыла. А сейчас она сидела за столиком рядом со мной и признавалась в том, что предпочитает крепкие напитки.

Подруга Моники уже к тому моменту объяснила мне, что картины этой художницы раскупаются еще до того, как успевают высохнуть. Эта информация произвела на меня впечатление, поэтому я долго набиралась пафоса, чтобы рассказать художнице, как я полюбила ее работы. Объяснить, что она дарит радость людям. Отметить ее талант и неординарность. Сказать, что я уже бесповоротно решила приобрести ее картину. Но все это говорить Монике оказалось не столь и важным. Ей это было понятно без слов, а насчет выбранной мною картины она небрежно заметила, что я могла бы и не покупать, абсолютно необязательно это делать. Но она просто не знала, что это была первая моя настоящая картина, написанная маслом, да еще и симпатичным мне художником. Боже, как давно я об этом мечтала.

Затем мы вступили в беседу, которая совершенно обыкновенна среди творческих людей, а обыкновенным людям кажется творческим бредом. Нет смысла приводить здесь эту беседу целиком. Мы обменялись предчувствиями, что мы обязательно еще встретимся, а в подкрепление обменялись друг с другом визитными карточками.

В два часа ночи мужу наконец удалось увезти меня с вечеринки домой. Я прижимала к груди, как трофей, три открытки с репродукциями картин Моники. А настоящую картину мне обещали доставить в понедельник.

Вчера мы ходили на концерт местной (и очень популярной в Норвегии) группы под названием «Вамп». Причем настолько местной, что они даже поют на норвежском языке. Похоже, не особенно заинтересованы в мировой известности. Изначально я была привлечена названием, а муж заверил, что музыка мне должна понравиться. Так и случилось. Солист группы внешне напоминал Бандераса, голос у него прекрасный. Исполняют они очень разноплановую музыку, например, среди прочих мелькали латино-американские мотивы, а одна песня была просто в духе русского рока. Впечатление усиливалось игрой на баяне и мандолине, сильно смахивающей на балалайку. Самый натуральный рок был пронизан норвежскими фольклорными вариациями. Публика громко подбадривала любимцев, сдержанно ликуя.

Я же не могу сказать ничего менее банального, чем то, что музыка является очень интернациональным средством общения. А лично мне она помогает как-то глубже понять норвежский народ, почувствовать традиции, задуматься об истории страны и проникнуться симпатией к национальному характеру. Сейчас мне больше нравятся самобытные группы, а не классические рок-банды, как в молодости.

Так что это был пока что самый лучший рок-концерт, посещенный мной здесь, в Норвегии. А по силе воздействия (на меня лично) могу лишь сравнить с постановкой местным театром спектакля «Пер Гюнт» по Ибсену, известному классику норвежской литературы.

Я часто переживаю по поводу того, что живу теперь в маленьком городе. Я тоскую по масштабам и атмосфере мегаполиса. Мне все еще хочется раствориться в толпе и ощутить себя частью огромного целого, пылинкой мироздания. Испытать снова несколько агрессивную и напористую манеру выживания в условиях интенсивного ритма окружающей действительности.

Но уже часто осознаю прелести моей новой «локальной» жизни. Все реже она меня раздражает. Все чаще кажется милой. По крайней мере, я точно знаю, что попасть совершенно случайно в группу самого известного в городе учителя, встретить на ординарной вечеринке самобытного художника и поговорить запросто после концерта с участниками популярного в стране ансамбля, практически невозможно в большом городе. Там для этого нужны деньги, связи и положение в обществе. Здесь все это иметь необязательно, хотя и желательно. Признаться, очень желательно.

А вообще конечно, недаром советуют мечтать осторожнее. Говорят, мечты обычно сбываются.

Марина К. Шай

Ставангер, март 2003.

НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ  НОВАЯ ЖИЗНЬ  ОБ АВТОРАХ ПИШИТЕ НАМ