Russian Women Magazine
Russian women logo
banner
НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ ВСЕ СТАТЬИ НА ЭТУ ТЕМУ КАРТА САЙТА КОНТАКТЫ

Жизнь иммигрантов в Америке

Новогодние пожелания

Мигает цветными огоньками новогодняя елка. Пахнет хвоей, яблочной шарлоткой и корицей. Но сквозь это пробивается затхлый запах, свойственный всем стариковским домам. Мать и дочка развешивают на ветки последние игрушки и серебряную мишуру. Перебрасываются неторопливыми фразами.

- Очень симпатичные подарки вы привезли. Спасибо, доченька. Подай мне тот красный шарик и медвежонка.
- Тебе они правда понравились? Это - индийская шаль. И кофейник. Мы с Алексом выбирали... Осторожно, не зацепи гирлянду.
- Да, хорошенький платочек. Пестренький. И чайник... Просто удивительно какие оригинальные вещи можно по дешевке приобрести на Диване, у индусов. Конечно, если твой муж выбирал... Но не дорог подарок, а дорого внимание. Главный подарок, что вы приехали, Сашеньку повидать. Придет - а елка уже готова!
- Так я знала, что ты отпустишь какую-нибудь шпильку в адрес моего мужа. Чем он тебе нехорош?
- Я к нему не имею никаких претензий. Зять, как зять, любит взять. Поправь макушку на елочке. Косо.
- Мама, я тебя сто раз просила не повторять бесконечно эту глупую поговорку.  Вдруг Алекс услышит?
- А что я сказала? Народная российская мудрость. Куда мои ложечки серебряные делись и сахарница Фаберже? Ах, какая елочка нарядная. Сашенька так обрадуется...
- Как тебе не стыдно? Нужны Алексу твои ложки! Ты сама нам их подарила, когда приезжала на Сашенькин день рождения. А сахарница, Фаберже - подделка. Латунная, вся почернела. Ты мне ее просто навязала. Можешь обратно забрать.
- Я ничего не говорю. Просто к слову пришлось. Пользуйтесь на здоровье. Мне уже ничего не нужно. Подарила - так подарила. Совсем беспамятная стала, склеротичка. Пора на слом. Конечно, ЕГО мама на десять лет моложе и жизнь у нее была другая. Она вам помощница, а я - только в тягость. Только на Новый год вас и увидишь...
- Ну, зачем ты так? Ты же знаешь, когда мы с его мамой поселились, папа был еще жив. Вы сами не хотели...
- Вот теперь ты меня упрекаешь, что я вдовой осталась. Как мы жили! Я за твоим папой была, как за каменной стеной. Так старалась его спасти, всех врачей...

Нонна Лазаревна опускается на диван, прямо на свернутые жгуты серебряного «дождика» и начинает плакать. Дочка садиться рядом с глазами полными слез. Обнимает ее, гладит по спине. Некоторое время они тихо всхлипывают. Потом мать вытирает опухшие веки, сморкается и передает дочке платок:

- Ну нечего, нечего. Слезами его не вернешь, Верочка. Поздно плакать. Раньше надо было... Утрись, напудрись. Вся красная. Скоро они с Сашенькой вернуться. Не нужно огорчать ребенка. Давай, лампочки выключим пока, а когда Сашенька войдет - мы зажжем. Как у него в садике?

Она пудрит нос себе и дочке, поправляет ей волосы. Дочка промокнула глаза.
- Он уже в школе в младшей группе. Я же говорила тебе. В Америке раньше начинают.
- Куда ему в школу, такому крохотному? Ребенку только пять исполнилось. Это все Алексея штучки новомодные? У тебя что, нет своего мнения? Нельзя перегружать малыша.;
- Ему уже почти шесть. Все другие дети ходят...
- Мне совершенно нет дела до всех других. Вот лифт загудел. Приехали. Сашенька, зайчик мой, почему без шарфика? Алексей, декабрь на дворе! Неужели на улице так тепло, что ребенка можно водить расхристанным? Ну и что, что только из машины? А если возле подъезда прохватит на сквозняке? В Чикаго всегда чрезвычайно ветрено.

Во время обеда Нонна Лазаревна с нежностью поглядывает на внука. С аппетитом ест, видно набегались сегодня. И с неприязнью косилась на зятя. Мордатый, неприятный тип. Грубо, но иначе, чем жлобом, его не назовешь. Наворачивает за двоих, а ножом и вилкой не умеет пользоваться. За версту видно, что он пустышка, самодавольный прыщ, пшик; щеки бледные, как мукой обсыпаны. Что он на солнце никогда не бывает? Глаза - черные буравчики. Так и сверлят. Лохматый, будто год не причесывался. Ничего не читает, примитивный. Всегда в гараже копается, руки грязные. Ногти с черной бахромой, как у грузчика.

В гости приехал и колотит целый день, так, что голова болит.  То вешалку прибивает, то полки какие-то затеял на кухне.  Верочка его, наверное, попросила помочь.  Кому нужна помощь этого бровастого питекантропа!  Мусорит повсюду, разбрасывает свои вещи.  Неряха!  Только прибирай за ним.  И присматривай - все тащит к себе.  Он и на старинные стенные часы зарился.  Спрашивал, хорошо ли идут, не нужно ли поправить.  Вчера смахнул с буфета фарфоровую чашку и даже не извинился.  Прорычал что-то.  Ворочается в ее маленькой квартире, как слон в посудной лавке.  Ложки она точно им подарила, а сахарницу - нет!  Сунул в сумку прошлый раз, когда уезжал - и все.

- Что это он накупил? - спрашивает мать придирчиво. Вера укладывает объемистые сумки и поясняет:
- Его мама просила «цептеровскую» посуду купить. А магнитофон на гарбидже подобрал. Алекс запросто починит. И лампу. Это настоящий антиквариат, люди просто не понимают. Перегорел шнур  и выкинули. Посмотри, какая подставка!
- Конечно, своей маме он покупает, а от меня только тащит. Все к себе тянет, как старьевщик.  Кстати, с чего это он Алекс?  Из грязи - в князи.  Обыкновенный Алешка был всегда, и туда же...  Ну, не обижайся.  Шучу, шучу!
- Мне от твоих шуток...  -  дочка закусила губы и вышла из комнаты.

Ничего, пусть позлиться. Сама такого выбрала. Были же у нее хорошие мальчики, интеллигентные, культурные. Завтра они опять уезжают к себе в Кеношу.  Опять месяц или два не появятся.  Внук - далеко, будто сердце пополам разорвали. 

Нонна Лазаревна у них спрашивала много раз: «Отчего так далеко дом купили?  Разве ближе к Чикаго нет домов?»  Зять объяснил с фальшивой улыбкой, что там - до работы близки и земля дешевле, а налоги меньше.  Знаем мы эти налоги!  Только бы подальше от тещи.  И почему он вечно скалиться? Чему радуется?  Скалозуб какой-то. 

Вера под каблуком у своего мужа.  Рохля, курица.  В город к матери приехать - для них целое событие.  Сама же она к ним ездить не будет.  И не потому, что на поезде долго, а - принципиально.  Пока муж был жив, он с зятем как-то ладил, а теперь... 

Конечно, у мужа Нонны Лазаревны был крутой характер. С ним тоже не всегда легко было уживаться.  Но что теперь ворошить былое?  Для семьи, для дома он всегда был идеальной опорой, защитой.  Что бы ни говорила покойная мать.  Вот еще один Новый год прошел без мужа... 

И она опять всплакнула, тихо, чтобы внук не услышал.

Вечером Вера с мужем ушли к знакомым.  Нонна Лазаревна - дома, одна с внуком.  Ее звали в гости, но она отговорилась головной болью.  и Сашеньку попросила оставить.  Хоть один вечер побыть с ребенком без этого мужлана.  Дочка на нее по-прежнему дулась.  На себя пусть дуется.  Сама виновата, что не сумела поставить себя в семье и муж всем верховодит.  Мать уже не авторитет для нее - Вера на весь мир теперь смотрит ЕГО глазами. 

Бабушка села рядом с внуком на диван.  Потрогала лоб.  Не простудился ли, не дай Бог, пока с отцом ездил по городу, без присмотра?  Лоб не горячий.  Бабушка задержала руку.  Какая у него кожа беленькая, нежная - аристократическая.  Щечки пухленькие, розовые, так бы и расцеловала.  И пахнет он него теплом и сладостями.  Но мальчик не любит, когда к нему «пристают» с нежностями.  Он сосредоточенно возится с какими-то проволочками, гвоздиками и планками.  Строителем будет, или инженером.  Видно, что талантливый, в дедушку.  А читать он еще научиться.  Веря зря нервничает - успеется.  Маленький.  Конечно, нужно ему читать вслух, развивать.

- Давай я тебе книжку почитаю. Сказку Пушкина, о царе Солтане!
- Скучно, надоело.  Не хочу книжки. Я мультик хочу, про Алладина.  
- Нет у меня этого мультика.  Дома посмотришь.  А хочешь, Сашенька, молочка с печеньем?
- Я не Сашенька. Я - Алекс, как папа. Шоколадное печенье? Тогда давай! Ба, я хочу белого слоника!
- Какого? Того, что на буфете стоит. Бери на здоровье, лапушка, не стесняйся. Может тебе и курочку подарить, фарфоровую? Ты только скажи. Сейчас молочко будем пить. Но сначала ручки нужно помыть, лапочки наши грязненькие. С мылом. Давай я тебе когтики подстригу, котеночек мой. Смотри - какие черненькие, как у Золушки. Помнишь сказку про Золушку мы читали?

Нонна Лазаревна поцеловала его в ладошку, но малыш вырвался и побежал в ванную с криком: «Сам, сам! Я умею!»

Ножницы бабушка, конечно, ему не дала.  Подстригла ногти, пригладила непокорные волосы.  Потом с умилением смотрела, как внук ест печенье, обсыпая диван крошками.  Какой славный мальчик!  Всегда веселый, с улыбочкой.  Золотой ребенок!  Крупный для своего возраста, тоже в дедушку.  Волосы вьются.  Глаза темненьки, но яркие, как звездочки.  Благородные черты лица, волевые надбровные дуги.  Красавчиком будет ее внучек.

Когда Сашенька поел, он опять схватился за свои деревяшки.  Бабушка подобрала разбросанные по полу игрушки и детскую одежку.  Как он поглощен игрой!  Все раскидает вокруг и не заметит даже, такая увлеченная натура.  Сколько в нем энергии!  Бегал по комнате и опрокинул вазочку.  Та - вдребезги, грохот.  А он не испугался.  Смелый.  Хорошо, что не порезался осколками.  Тесно ему у бабушки в маленькой квартирке.  Живой, подвижный как ртуть.  Ни минуты на месте не усидит. 

С трудом бабушка уложила внука спать в десять часов на диване в столовой.  Он попросил не гасить огни на елке.  Таращился, таращился на мигающие лампочки и заснул.  Нонна Лазаревна, присела рядом, к столу.  Разложила пасьянс, но мысли ее витали далеко от карт - все вокруг Сашеньки. 

Замечательный ребенок, самостоятельный. Хозяйственный, все возится с какими-то веревочками, гвоздиками.  Бабушку любит. Всегда просит: «Давай, Ба, я тебе что-нибудь починю!» Любимые игрушка - молоточек детский с пищалкой.  Целый день по дому веселый звон, и на душе становиться радостнее.  А маму малыш просто обожает. Слоника, наверное, для нее выпросил.  Любит делать маме подарки. 

Вырастет - будет хороший работник, муж и отец. Трудно ему будет, такому доброму, открытому с людьми.  Столько злых людей на свете. И откуда они берутся? Чего пожелать мальчику хорошему в Новом году и на долгие годы? Что бы рос здоровым и сильным. Что бы удача его сопровождала во всем. Чтобы жена ему попалась любящая, заботливая, ласковая. Это очень важно. И добрая теща...

2003, Декабрь В. ЛеГеза

Добро пожаловать в Америку: руководство для иммигрантов

Книга «Добро пожаловать в Америку» - это обширное и глубокое руководство… Подробное, но в то же время практичное, которому легко следовать, - абсолютно необходимое всякому, кто осмелился осваивать новую культуру, законодательную систему и образ жизни. Настоящая энциклопедия для иммигрантов - на русском языке с постраничным переводом на английский.

Читать подробнее

НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ ВСЕ СТАТЬИ НА ЭТУ ТЕМУ КАРТА САЙТА КОНТАКТЫ

За содержание рекламы редакция ответственности не несёт. Рукописи не возвращаются и не реценцируются. Мнения редакции и авторов могут не совпадать. Использование материалов только с разрешения редакции.

Copyright © 2001-2007 RussianWomenMagazine.com All Rights Reserved.