НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ  ВСЕ СТАТЬИ НА ЭТУ ТЕМУ  КАРТА САЙТА КОНТАКТЫ

Женская эмигрантская проза

Запах Шанели

Предлагаем вашему вниманию главу из романа Елены Ведекинд "Запах Шанели"

Раздался гудок машины за окном. Она отодвинула белую кружевную занавеску и увидела улыбающегося Вадима, сидевшего в зеленого цвета машине с откидным верхом. Он заметил ее и опять посигналил. Ирину вдруг охватило волнение. Она спустилась вниз и вышла на крыльцо.

- Какая красивая машина! Привет! Ирина искренне восхитилась автомобилем Вадима. Цвет был не просто зеленый, а металлик, с отблеском.

- Это Форд Мустанг. Американская классика.

Вадим похлопал машину рукой. Загорелый, в рубашке-поло и кепке, натянутой на глаза, которую американцы называют бейсболка, он излучал довольство и радость от встречи с Ириной. – Convertible.

- Садись, - сказал он, потянувшись к противоложной стороне и распахнув дверцу.

Ирина ловко забралась в машину, и достала шелковый платок из сумочки.

- Хорошо, что захватила с собой платок, - засмеялась она.

Вадим наклонился к ней, и поцеловал в щеку: – Я так рад тебя видеть.

Она повязала платок вокруг головы, и Вадим нажал на газ. Мимо поплыли разноцветные таунхаузы Джоржтауна, облитые солнцем, с распустившимися тюльпанами в палисадниках. Замелькали вывески уже известных ей магазинов и ресторанов... Народу было много на улице, многие с покупками в руках, или просто прогуливающиеся по солнечным улицам, сидящие в уютном французском кафе на углу...  Машины заполонили узкие старинные улицы, суббота. Им понадобилось время, что выбраться из Джорджтауна, попетлять среди серых зданий Вашингтона и выбраться на окружную дорогу. С нее они съехали на 66-й хайвей, ведущий в глубь штата Вирджиния. Она была рядом, стоило переехать мост через реку Потомак.

На большой скорости сильно обдувало ветром, и Вадим закрыл верх машины, как только они выбрались из городка. Ирина благодарно на него посмотрела.

- Ну что, куда поедем? Спросил Вадим. – Ко мне? Я покажу тебе, где я живу.

Он ловко вел машину, и легко завязался разговор. Ирина рассказала ему, что приехала навестить отца. Вадим показывал ей окружающие достопримечательности и давал краткие справки о том, что они проезжали. Это местность пропитана историей, сказал он. Знаменитые американские деятели, президенты всех поколений...


Город скоро кончился, пошли маленькие провинциальные городки, за ними фермы. Зеленые поля растилались вдоль дороги, небо было чистое, ясное. Машин было немного, обычный субботний траффик. Иногда их обгоняли большие траки, огромные такие вагоны, прицепленные к кабине, на боку у них написаны разноцветной краской названия компаний. Ирина пугалась, а Вадим над ней смеялся.

Над хайвеем висели зеленые вывески, указывающие сколько миль оставалось до каких городов, и номера съездов. По-английски они назывались exits. Коричневые вывески попадались реже, на них были названия музеев и парков.

- Давай съедем с дороги и купим воды, - предложила Ирина. - Ужасно хочется пить.

Они выбрали ближайший съезд, проехали по крутому повороту и съехали на боковую дорогу. Местность как местность, ничего особенного – те же поля, небольшой лесок, редкие жилые домики. В центре этой деревушки пара закусочных, магазинчик по типу сельпо, бензоколонка. Изредка попадались жители -  простые, отличающиеся от интеллектуальной публики в Джорджтауне, похожие на фермеров и рабочих. Вадим заехал на бензоколонку заправиться, припарковался у аппарата. Ирина вышла из машины и пошла в магазинчик за водой. Прилавки, заваленные всякой всячиной в ярких упаковках, политические новости по телевизору, пара замызганных стульев и стол. Она прошла к застекленному холодильнику, достала запотевшую бутылку воды и прошла к прилавку. Толстая неряшливая тетка в грязном переднике недоверчиво взяла деньги, сунула в кассу, отбила со звоном сдачу и протянула чек.

Когда Ирина вышла из магазина, Вадим был уже в машине.

- Что за глушь... Недовольно сказала Ирина по-русски. – Она на меня посмотрела так, будто я инопланетянка.

- Ты и есть, - улыбнулся Вадим. – Садись в машину.

Они отъехали от бензоколонки и свернули налево. Проплыли частные обшарпанные дома с крылечками, на которых громоздился всякий хлам. Потом начался лесок, за ним потянулись фермы. Никаких указателей на главную дорогу не было.

- Вадим, тебе не кажется, что мы едем не в ту сторону? Забеспокоилась Ирина. - Я не вижу никаких знаков, одни сараи. И как же здесь пустынно... Что они делают тут в субботу? Никогда не думала, что в Америке есть такая глушь...

На пригорке показался амбар, огромное сооружение, с покатой крышей. Доски от дождя и времени потемнели, сияли дыры. На крыше едва угадывалась надпись, намалеванная коричневой краской, облупившаяся во многих местах. В таких амбарах раньше хранили табак, и названия компаний писали огромными буквами, чтобы было видно издалека. Вадим подвел машину к амбару и заглушил мотор.

Вокруг никого не было, стояла тишина. Голубое небо над головой, зеленое поле, и они вдвоем в его машине. Был солнечный день.

- Я скучал по тебе, - повернулся к Ирине Вадим и взял ее за руку. – Действительно скучал, Соня. Иди сюда.

Он притянул ее к себе и поцеловал. От него пахло свежестью с едва уловимой примесью терпкого мужского запаха. Ирина положила одну руку ему на плечо, другой погладила по щеке. Гладко выбритая, кожа так и скользила под пальцами. Она взяла кепку за козырек, приподняла ее, сняла с головы и забросила на заднее сиденье. Чистые темные волосы слегка курчавились, несколько мокрых волосинок прилипло ко лбу. Как же она скучала по нему. Губы впились в губы. Вадим удерживая Ирину на руках, сдвинулся по сиденью, подальше от руля. Его руки скользнули ей под юбку. Она перекинула одну ногу через его бедра и уселась верхом, продолжая целовать. Колени уперлись в кожаную спинку сиденья.

- Погоди, - прошептал Вадим. – Сними это. Он потянул ее джемпер вверх, Ирина не стала упираться и подняла руки, освобождаясь от одежды. Откинув джемпер назад, он расстегнул бюстгальтер и освободил грудь. Бюстгальтер снимать она не стала, он так и остался поверх груди. Вадим принялся целовать отяжелевшую плоть, лаская губами соски. Ирина застонала и уперлась руками в сиденье.

Вадим оторвался от ее груди, и судорожно принялся нашаривать молнию на джинсах, полулежа на сиденье. Ирина слегка приподнялась на коленях, дав ему немного пространства, ее обнаженная грудь уперлась ему в лицо.

Он освободил джинсы, и Ирина опять села на него. Опустилась со всего маху на него, потом поднялась, и опять опустилась. Вадим удерживал ее за бедра, поддавая ритмично в ответ. На лбу у него выступили прозрачные капельки пота.

Остаток пути ехали молча. Из деревушки они выбрались достаточно быстро, свернули по той же дороге, но только направо. Ирина пила воду из бутылки и смотрела на проплывающие за окном пейзажи. Вадим держал руки на руле, изредка посматривая на нее. И улыбался. Он выглядел таким счастливым.

В его городке было прилично – чистые улицы, магазины, старинные каменные дома. Они остановились у супермаркета, ему надо было докупить свежих овощей и хлеба к ланчу. Ты же обедаешь со мной, сказал он. А потом я тебя отвезу домой.

Галька зашуршала под шинами, когда они въехали к  нему во двор. Двухэтажный белый особняк в федеральном стиле красовался в окружении кустов азалии. Навстречу выбежали два пса, лопоухие, с черно-белыми пятнами по коричневому телу. Обнюхав Ирину, они успокоились и убежали в сад. Вадим выгрузил продукты из бумажного пакета на гранитный прилавок, и стал доставать посуду из застекленных матовым стеклом шкафчиков. Ирина прошла по дому – все было дорого, современно и просто. Много пространства, дышалось легко. Неужели он живет здесь один, подумалось ей. А, впрочем, почему бы и нет, американский стандарт.

Обедать они сели в застекленной веранде, где стояла плетеная мебель. Было очень уютно. Вадим сервировал салат по-калифорнийски – зеленые листья салата, красные ломти помидоров, сыр под смешным названием «голубой», немного изюма и, конечно, кусочки спелого авокадо. Вадим ловко орудовал большим поварским ножом - этот салат он научился делать в Калифорнии, пока учился в университете.



Они пили холодное белое вино и болтали. Ни о чем. О его студенческих годах, об ее институтских подружках. О погоде здесь, и погоде там. О собаках, которые крутились тут же и подставляли головы Ирине под руку, напрашиваясь на ласку. Они говорили о разном, кроме одного – почему Вадим ни разу ей не позвонил с того момента, как они встретились в магазине Белая Камелия. Но это было уже неважно...



Ирина посмотрела на часы. Она совсем забыла, что сегодня вечером у нее назначена встреча с Роном в итальянском ресторане.

- Мне надо ехать...

Вадим поднялся. – Обещай мне, что завтра мы встретимся.

- У тебя красивый дом, - сказала Ирина.

Вадим приобнял ее за талию и прошептал в ухо: - You are so beautiful… Мне нравится запах твоих духов. Обещай, что ты всегда будешь со мной.

Ирина развернулась и посмотрела ему в глаза. Она была очень серьезной, когда сказала ему:

- И ты больше не будешь мне предлагать деньги?

- Нет, конечно, нет, - Вадим схватился за голову. – Пожалуйста, забудь это. Это было глупо, я признаю...

Ирина усмехнулась и слегка отстранилась. – Вадим, мне надо ехать. Отвезешь?

- Конечно, - сказал он.

Женская эмигрантская проза:

Саваж Милл

 

НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ  ВСЕ СТАТЬИ НА ЭТУ ТЕМУ  КАРТА САЙТА КОНТАКТЫ

За содержание рекламы редакция ответственности не несёт. Рукописи не возвращаются и не реценцируются. Мнения редакции и авторов могут не совпадать. Использование материалов только с разрешения редакции.

Copyright © 2001-2007 RussianWomenMagazine.com All Rights Reserved.