Russian Women Magazine
Russian women logo
banner
НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ ВСЕ СТАТЬИ НА ЭТУ ТЕМУ КАРТА САЙТА КОНТАКТЫ

ПОПУТЧИЦА

Эссе.…   Именно в эссе можно, как он умел, начать с чего угодно и перескакивать с предмета на предмет, сочетая лёгкость с мудростью.

Share

Попутчица

Валентина Казакова

Жизнь коротка! Нарушай правила.
Прощай быстро. Смейся неудержимо. Целуй медленно.
Танцуй, будто никто не смотрит. Пой, будто никто не слышит.
Люби, будто никто не причинял тебе боль.
А слова твои и помыслы  - пусть будут чистыми.
И, тогда там, наверху, усмехнуться и скажут:
- Ну-ка повтори!!!

За темным окном поезда «Берлин – Москва» мелькали кадры приближающегося  города. Варшава. Недоуменный взгляд таможенника.

- У Вас только три минуты для пересадки в следующий поезд, успеете? –  Да, - кивнула я,  надеюсь.
Сумки с журналами, проспектами семинаров, встреч, предложений и прочей деловой макулатурой уже в тамбуре.  Прощание  с милыми попутчиками. Утомительные вопросы соседей и вежливые ответы на моем примитивном немецком - позади.  Оставалось взять чемодан, выйти из купе…

О, майн Гот! Дружная вереница крепких немецких мужчин уже выстроилась в очередь к выходу.  За 5 минут до остановки поезда! Меня с моим чемоданом не замечают. Тщетные  объяснения, о трёх минутах до следующего поезда канули в …,  даже не знаю, куда!   Дружное молчание.  Мощные затылки, широкие спины, крепкие зады.  За последнее время как-то  физически выросла немецкая нация. ….Тоска с их  “орднунгом”.

Поезд  остановился, все оживились, заговорили -  зычные голоса  уверенных в себе  мужчин. Скучно наблюдаю, когда выйдет последний пассажир. Хватаю сумки и  бегу в подземку, оставляю сумки на ступеньках и возвращаюсь за чемоданом.

- Пани, могу помочь Вам, спешите к поезду! 

Навстречу мне  бежал  мужчина с моим чемоданом в руках.

- На белорусский…, пожалуйста, - крикнула я.

У вагона  протянул визитку, - Будзьце добрыя….  Вашу,  калі ёсць?- улыбнулся:
- Прошу пани,  представиться случай быть в Польше еще раз, звоните, … пробежимся по перрону.
- Дзякую пан,  - кивнула я.
- Няма за што, пани!  Смеясь и пытаясь отдышаться, забрасывает чемодан в тамбур медленно трогающегося поезда...  Умилительно смотрю на склоненную седую голову в поклоне  над моей рукой.

Поймал взгляд. Серый магнит.

- Обещайте позвонить мне из Минска, - и совсем тихо:  Я буду чакаць, … я буду ждать.

Приятные манеры, и почему наши мужчины рук не целуют?»

«Милый Томаш, сухое породистое лицо польского  шляхтича с правильными чертами, высоким лбом, легким прищуром внимательных больших серых глаз. Ах, какое приятное знакомство… мимолетное, нет, молниеносное, и как не хочется  расставаться с визитной карточкой…. прощай, Томаш.
 
 - Добрый вечер.

В купе две молодые, улыбчивые девушки. Рыжая, очень смешливая, с  миловидным кукольным личиком,  и маленькая брюнетка, с  выразительными темными глазами.

- Валентина, из Минска, - доложила я.
- Вы минчанка? Ой, как приятно! Я Галка, а это моя подруга   Яня. Ну как там у вас, в Минске? Что нового? Все также? Галка весело рассыпалась.…  Рассыпались рыжие волосы, рассыпались веснушки и  звонкий смех. Все это тонуло в сладком запахе дорогих духов.
- Все также – это  как?
- Ну, так же пасмурно? – подхватила  темноглазая Янина.
- Скорее хмуро, - всех мучает депрессия.
- От нестабильности?
- Скорее от   безысходной стабильности.
- Мы  тоже из Беларуси, но уже три года, как живем в Германии, - звучало, как «выиграли счастливый билет».

Искренний ностальгический интерес:  что в «Оперном»? Каким стал проспект Машерова?  Есть ли новые станции метро? А библиотеку в Зеленом  Луге  достроили?  Чем живет и дышит народ, что читают, кого слушают…,  - Ужасно, ужасно  скучаем!

- А возвращайтесь, девчонки, – сказала я. Начнете новую жизнь!

Театральная пауза…

- Шутите или завидуете? – Смеясь, прервала неприлично затянувшуюся паузу  Галина.   - Блажен, кто не ведает.… Жить в Беларуси, после всего, что мы видели в Германии?  Полный  абсурд!
- Господи, да почему?
- Да потому что у нас, в Германии, менталитет другой, понимаете?  Люди улыбаются друг другу. Все по другому, Вам этого не понять,  что Беларусь, что Россия  – сплошная ботаническая порнография. Озверевшие растения. Жалко вас.

Тоски в голосе по малой родине поубавилось. За тон не судят, но грустно что-то …

- Спокойной ночи.
- Я, конечно, извиняюсь, продолжала Галка, но…
- Извиняюсь, это как умываюсь,  следует правильно говорить  «извините»,- неожиданно глупо поправила, и уже мягче добавила,- Извините, я устала, хочу быстрее уснуть.

Я злилась. Я могла чего-то не понимать, в чем-то сомневаться, но определенно не хотела раздражаться.  Да и на кого? И за что?

… Спокойной ночи, милые девочки, действительно, не знаешь что лучше? Умереть от тоски по родине там, или сдохнуть от злобы на неё здесь?

Наш патриотизм жесток, мы истязаем себя так, как иноземцы даже и не мыслят. Их высказывания  о нас меркнут перед тем, что говорим мы сами. Здесь нет английской шутки, немецкой учтивости, американского восторга, французской борьбы за идею.

Здесь – никчемное  русское терпение, уничижение, трусость и равнодушие. У мудрого татарина Карамзина читаем:  «Кто из нас не любит тех времен, когда русские были русскими?» или  «Самое гнусное, что есть в характере русского человека,  это его терпение…»  

Да-с, как  говорит мой старший братец  Александр, - вся наша история – эксперимент, твою мать....

Тихий  стук колес, редкие  мелькающие желтые фонари сквозь мокрое темное стекло....

Поскрипывая тормозами, поезд замедляет ход и останавливается. Ночь. Брест.

- Добрый вечер!
- Да? Вечер добрый,  – вздохнула я. «Ой ли? »
- Будем знакомы, Тамара.

По голосу мне не удалось определить ее реакцию на мое приветствие.

В купе вошла  немолодая женщина, - стойкий запах сигарет, спортивная стрижка, свитер грубой вязки, джинсы, подтянутая стройная фигура, глухой голос, умные добрые глаза. Сколько же ей, 50, 60 или… женщина без возраста, с лицом вегетарианки.

- Вы минчанка? Я тоже,  бывшая. Ну, как там, как живете в Беларуси?
- А что, есть выбор? Замечательно живем!
- Понимаю!

Приятный вежливый смех и улыбка у нее хорошая, - подумала я.

- «Лягушку спросили, - о чем Вы поете?
Ведь  Вы же, простите, живете в болоте?
Лягушка сказала, -  о том и поем,
Как чист и прекрасен родной водоем!»

- Ну, лягушка…  так лягушка! Это не какое-нибудь озверевшее растение!

Недоуменный взгляд. По лицу чувствовалось, что мои слова ошеломили ее.

- Извините, - взглянула на безмятежно спавших девчонок,  - это я в продолжение нашего сегодняшнего знакомства… 
- Вы хотите спать? Тогда спускайтесь, мне так хочется  поговорить с кем-нибудь.
О чем, тоске по Родине? Может сразу  предложить ей … вернуться и начать новую жизнь?
- Спускайтесь - же, у меня есть чудесный голландский джин.

Джин так джин, - самый полит корректный из всех крепких напитков, самый женский из всех мужских, если пить разбавленным.

Достаю из сумки мой любимый немецкий мятный шоколад «After Eight». Шоколад нашей «Коммунарки» я тоже люблю, но ассортимент очень уж ….консервативен, что ли?

В полутемном  купе – аромат  свеженарезанного  лимона,  на столе два пластиковых стакана, наполовину наполненных  янтарным джином, и,  двумя тонкими дольками лайма, лепестки шоколада, взрываются прохладной и нежной мятой. Во рту холодный можжевеловый привкус. Приглушенный стук колес.

Уютно, до чрезвычайности.

- Может быть, мне кажется, но я чувствую в Вас потенциал интересного собеседника.
-  Дорогого стоит, - одобрила  я.
- Вы одиноки? 
- Двое чудесных  мальчишек.  Но если Вы о....    Да, я просто потенциально одинока.
- Не говорите так. Никогда не знаешь, что будет с тобой завтра.… Ждать не надо. ”Всякое дерзновение может изменить  твою жизнь с точностью наоборот”.  
- Удивительный цвет для джина, - сказала я и подумала, - а будет ждать звонка Томаш?
- Это Yellow gin, он выдерживается несколько лет в дубовых бочках. Мне нравиться джин в последнее время.  На похоронах  мужа я услышала такую фразу - ash to ash, gin to a broken heart - "Прах к праху, но разбитое сердце склеивает джин".
- Кто так сказал?
- Марлис,  моя подруга, первая жена моего голландского мужа.
-?
- Чистая правда, а где ваш стакан?

Интригующий ответ, приятный голос попутчицы, шелест усиливающегося дождя, мерный стук колес….

Поднимаю стакан к протянутой руке с бутылкой джина...
- Хотите, расскажу?
- Буду признательна...

*****

Помните  тревожные и смутные 90-е годы в Беларуси? Когда мы с запоздалым сожалением оценили слово «стабильность»?

- Нормальную стабильность, - зачем-то уточнила я.
- Редактор небольшого издательства, затем пенсия. Две взрослые дочери… и полное одиночество. На душе, как  в стране – кавардак полный! Какое там «Искусство жить», тут бы выжить! Ностальгия не по Боттчели, по  Настоящему и по-настоящему…. Вы понимаете меня?

Младшая, смешливая Люська нашла в местной прессе  объявление «одинокого мужчины из Нидерландов».

- Мам,  смотри,  одинок…романтичен, не пьет, не …,  короче, твои параметры. Ну что ты теряешь? Не понравиться, вернешься назад. Посмотришь удивительную страну.

Ответ с билетом на открытую дату пришел быстро. По-настоящему ощутила весь абсурд своего предприятия уже на трапе самолета.

Толпа встречающих! От волнения не сразу узнала свою фамилию,  написанную латинскими буквами. Седой мужчина в очках, высоко подняв руки, держал большой лист бумаги  с надписью VERBIK.

Какая у меня смешная фамилия!

- Здравствуйте, - протянула руку. - Я  Вербик,  Тамара  Вербик.
- Здравствуйте, Тамара, как Вы?
- Спасибо, хорошо, - улыбнулась,  пытаясь скрыть чувство неловкости.
- Рад Вас видеть. Я Йоханнес,  это Лиза, -  показал на стоящую  рядом девушку, - она будет помогать говорить.

Лиза, показывая мелькающие здания из окна машины, вежливо  рассказывала  о  местных   достопримечательностях, перемежая местными  знаменитостями: Иероним Босх и Рембрандт, Эразм Роттердамский и Спиноза.  Мать честная! А как же его зовут? Он же представлялся при встрече. Забыла.

Еще в самолете  помнила и …забыла! Имена у них - печаль одна. Завтра же домой!
А  на завтра была презентация, «present»…

Чудеснейший, уютный  ресторанчик в итальянском стиле.  У окна столик, за стеклом  медленно кружились крупные хлопья снега.

На белых стенах полутемного небольшого зала -   картины итальянских художников эпохи возрождения. Колорит отличается необыкновенной легкостью, воздушностью. Темные лики с иконописными глазами казались живыми в мерцающем пламени горящих свечей. Свет приглушен. Звучит музыка Томмазо Альбинони. Легкий  ментоловый дым сигарет.   И,  два Одиночества…

Внимательно слушаю  Йоханнеса, - приятный голос, грустные глаза, тщательно продумывает  каждое слово - повесть одинокого мужчины...  С  картины  все понимающе, со светлой и тихой улыбкой, благостно смотрела  Мона Лиза. «Милый  друг,  что может быть хуже одиночества, от которого можно еще убежать, или,… попытаться  убежать».

- Позвольте представить, мои давние друзья.

К столику подошли двое элегантных мужчин  и моложавая  стройная женщина.  Йоханнес привстал, придвигая стул женщине.

- Анна, - женщина  протянула  прохладную руку.  -  Мой муж  Герард Волкерс.
- Для Вас, - Герард, с мягкой улыбкой, протянул букет фиалок.  Точно такой уже стоял на столе, подарок

Йоханнеса, их продавали у входа в ресторан.

- Рад приветствовать! - И у меня в руках  маленькая, красиво перевязанная коробочка, и,  букет фиалок, … третий.  Дружный смех. 

Передо мной стоял краснолицый рыжеволосый  великан  с острым взглядом пронзительных  и холодных серых глаз.  Так, наверное, выглядели потомки древнего германского племени.

- Зильберман,  Илья Зильберман,  - повторил он с веселым смехом. -  Я хотя бы пытался быть оригинальным, но… Вы видели эту  прелесть с фиалками у входа? Это можно пройти мимо?
- Тома, то есть Тамара, слегка растерялась я.

Разговор был интересным и оживленным  и всегда сводился к положительным качествам Йоханнеса.   Волкерсы  старательно подчеркивали, какой он  умный и добрый,  как   заботлив,  честен и искренен,…жаль, до сих пор одинок. И, мы все понимаем, спешить не стоит, следует присмотреться  друг к другу,  и как они приятно удивлены моим смелым поступком…

- Мы все так рады, Тамара, что Вы приехали на встречу с нашим  другом. Конечно, интернет и иные "коммуникации" не могут заменить живого общения….
- Но, - перебил Илья, - при наличии  взаимного и адекватного интереса и симпатии, разумеется, с их помощью  у нас всегда есть возможность сопоставить свои мнения и взгляды. – взглянул на Йоханнеса. - Просто, для начала.

Анна  с досадой взглянула на мужа, ожидая возражения, поддержки, Герхард улыбнулся.

- И, желательно, - хохотнул Илья,  - недолго, чтобы не надоесть! Обычно, это прелюдия живого общения - самой великой роскоши человеческого бытия, по определению Экзюпери, а в наше суетное время - как никогда, особенно ценной! 

Какие коммуникации? Я написала письмо, он ответил. ... Да! «И жить торопимся, и чувствовать спешим». Благоразумие меня покинуло! Сижу, как на сватовстве. Слушаю муть голубую. Невеста!  Из-за тридевять земель…. на ковре-самолете. И шестидесяти еще нет! Все, хватит, завтра  домой!

В движениях нервных сухих  рук  Йоханнеса   чувствовалась досада, неловкость.

- Извините, надо ответить.

Спасительный  звонок мобильного телефона уводит Йоханнеса от нашего стола.

Молчали.  Илья  достал сигарету, щелкнул зажигалкой, глубоко вдохнул дым. Первой заговорила Анна, с улыбкой  повернула ко мне ухоженное лицо, отставляя пустой бокал.

- Тамара, если хотите, я скажу откровенно?  Мне Вас искренне жаль, русских женщин. Йоханнес , несомненно, хороший человек, но характер - не сахар …
- И где вы видели сладкого мужчину?  - перебил, не ожидая ответа на свой вопрос, Илья.
- И… еще тот зануда, - продолжала  Анна, - как многие мужчины в его  возрасте, - бросила  взгляд на Илью. - Ваш выбор, мягко говоря, не идеален.  Простите мою некорректность, но Вы не задумывались, почему от него ушла жена?
- Нет,  не задумывалась, сухо ответила я.

На мгновение у меня возникло желание попрощаться  с друзьями и уйти. – Что за розыгрыш, откуда такая перемена? «Эксперимент - твою мать…!»

- Возможно, Нина не обладает большим  потенциалом терпения и мудрости,  но никогда не отважилась  бы на такой поступок, не так ли Нина? -  Спросил или ответил Герард?
- «И стал я мудрее, и прибавилось на этом свете на одну сволочь больше»– грубо сострил Зильберман, но, глядя на его добродушное лицо, лукавые глаза, всегда готовые расплыться в детской улыбке губы, редко кому приходило в голову обижаться на этого великовозрастного шалопая….
- Мы с Анной не рекомендуем Вам серьезно относиться к подобным  знакомствам, - решился Герард, мы советуем…
- Не делайте, пожалуйста, Ваших советов - их здесь от Вас никто, как правило, не просит,- насмешливо перебил  Зильберман, - «он когда-нибудь бывает серьезен?» - Ибо каждый человек в этом мире рожден не для того, чтобы соответствовать кому-то или оправдывать чьи-то ожидания. В любом случае, лучше искать созвучие «для себя и где-то еще и под себя» или проходить мимо. Даже,  если сие Вас задело за живое и Вам невтерпеж  нечто "брякнуть" и попортить настроение другим, в силу своего "изящного" воспитания.

Страшно захотелось курить. Илья поспешно протянул зажигалку к моей сигарете.

С возвращением Йоханнеса  все замолчали. Весь вечер не покидает чувство неловкости. Хочется спросить в духе Ильи, - «И оно мне ещё так надо!?»

Мона Лиза все  улыбалась, но уже лукаво, и, даже как-то …. ядовитенько. На картине Рафаэля, Папа Юлий Второй опустил глаза в немом укоре. Вызывающе, дерзко смотрела  «Дама в зеленом».  Только мудрый, понимающий,  присущий старикам, взгляд  молодого человека с портрета  Перуджино, прощал, (и/или поощрял?)  всяческое дерзновение!   Печаль одна….

- Вы, возможно, устали  Тамара?  Нет-нет, - закивала я головой, - но тихий голос Йоханнеса был услышан. Последний глоток кофе.  Затушив сигарету, легко вздохнула,  окончен вечер с друзьями.

Прощание. Тротуар был мокрым от снега, который  уже не кружился, а сырыми  и тяжелыми хлопьями брякался о тротуарную плитку, мгновенно тая.  Люськины  «лодочки» плавали.  По самую щиколотку.

- Завтра купим другие туфли, - важно не заболеть, - проговорил Йоханнес, крепко держа мою руку.

Мы двинулись в сторону припаркованной машины.

- Как твои ноги? Не мокрые?
- Нет, - солгала я, - все хорошо.
- Тома, позвал Илья, - я Вам ужасно завидую, Вас ждет тихий семейный ужин в голландском стиле.
 - ?
- Картину Ван Гога  помните? «Едоки картофеля»? … Ваш спутник скупой как черт!

Все дружно расхохотались.

- Очень смешно, - беззлобно ответил мой спутник.
- Смех – лучшее лекарство. Я читал об этом в «Ридерс дайджест».
Захлопали дверцы машин.
- Вуе!
- Вуе- вуе!
- И  не давайте одевать на себя кломпы! – Не унимался Илья. - Эти изящные деревянные туфли Вам не позволят покинуть эту землю! Примета такая!

В добрый час сказал Илья. Спустя год, напомнил  при встрече, с легкой иронией, - купили-таки туфли? А я предупреждал!

- Вы остались?  Почему, Тамара?
- Потому что купили  туфли, - она рассмеялась. - Сейчас уже сложно ответить. Возможно,  меня смутила странная, неприемлемая для друзей и непонятная для меня, ситуация, сложившаяся в тот вечер?  Мне захотелось вдруг понять, что происходит?  Им не понравилась я?  Или напротив, так им симпатична, что они посчитали нужным предупредить меня, но  о чем?

Но! Самое важное. Он заставил меня влюбиться! Он делал это каждый день,  каждый вечер, каждую ночь,  каждое утро. Здесь так принято, женщина начинает прелюдию любви, но когда ты станешь для него желанной, его поцелуи с кончиков пальцев ног… Я теряла ощущение реальности.   В мои-то годы, понять, что значит быть женщиной! Я купалась в его восхищенных глазах, чутких руках..

- Не называй меня  “my darling”, симулянтка, учись правильно произносить мое имя. -

Йо-хан-нес!  Повторяй,  так, … нежно, еще нежнее…  Он так заразительно смеялся над моим блеянием.
Я запомнила  имя, но называла его Йохан.  Мне было  приятно называть  его так.

- Цветов не бывает много. Не останавливай меня.  Я буду дарить тебе цветы, когда  хочу.   Ты должна понять,  я  тосковал по возможности дарить их!

Приятно осознавать, что тебя балуют, я уже забыла, как это бывает…

- Тома, мне сегодня понравилось, как ты мило покраснела, как девчонка, когда примерял колечко на палец….

Как он  угадал, что мне понравилось именно это?

Добродушный смех по поводу моего произношения.

- Я что-то не так сказала?
- Не важно - что!  Важно - как! Даже глупости, сказанные тобой, терпимы. Просто  мне нравиться твой голос, - шутил Йохан.

Однажды он сказал, «голос женщины, как запах цветка».
Я полюбила посещать театр, оперу, балет. После просмотра моей любимой оперы  «Мадам Баттерфляй»:

- Ты  так живо и трогательно реагировала на все происходящее, я более смотрел на твое меняющееся лицо, чем  оперу.

Прежде, чем уснуть, Йоханнес всегда говорил, чем сегодня  запомнился день со мной, и, каждый вечер,  просил меня  о том же. 

- Нина, не спи, соня, я не позволю тебе спать! Ты должна сначала  сказать, что тебе сегодня понравилось во мне?

И что это, если не психологический приём?

Мой милый романтик  подарил возможность правильно смотреть в окно этой жизни...

«В одно окно смотрели двое:
один увидел снег и грязь,
другой - листвы зеленой вязь,
весну и небо голубое,
а дело-то, ведь было так:
в одно окно смотрели двое!»

- Как мило! - и я улыбнулась.

Более  открытого человека я не встречала. Он был … очень  чуткий и, наблюдательный,  
что ли? - Ему нравилось заботиться. Его любили даже мои взрослые девочки. Возникли  какие-то  доверительные, теплые отношения.

Какое-то время я молчала и смотрела в черный квадрат окна, ничего там не видя.

Исключительность человека, свойства характера, романтичность отношений. Порой влюбленные всегда видят то, чего  нет… Что же, чудесное сочетание позволило быть счастливыми двум одиноким, немолодым людям. 

- Конечно, исключительным Йохан не был, и  зануда, порой, еще тот!  Нет, все было, и ссоры,  и недопонимание. - Через секунду-другую, словно прочитав мои мысли, сказала Тамара. - Веришь ли,  просто все его порывы, помыслы, дела, всегда были  чистыми…

И если бы меня спросили, что для Вас наивысшее счастье?  Я бы ответила, - быть рядом с любимым человеком.

Он стал мне нужен, как …воздух, как …вода. Я была счастлива! Но сколько нам осталось в этом мире?

Хотелось кричать: Где же ты раньше был? Где была раньше я?  И как я могла так жить?

Наша встреча - подарок свыше, за мое дерзновение.

- Вы курите? Составите компанию?

С тихим шорохом прикрылась дверь купе…

Жадный глоток сигаретного дыма, еще и еще …

- Его не стало через три с половиной года. С такой отчаянностью в душе, так остро  переживала его потерю. Незнакомые мне люди молча подходили и клали цветы возле урны.  Как мне больно сейчас смотреть на них! «Цветов много не бывает». Цветы чувствовали, как плачет моя душа?

Тихие соболезнования.  Впервые серьезный,  бледный  Илья Зильберман,  с  черной повязкой и цветами.

- Тома, Вы помните тот вечер,  самый первый вечер нашего знакомства в «Реннесансе»?  - Тихо спросил Илья. -  Сможете ли Вы простить нас? Встречи Йоханнеса  с женщинами были поводом для наших  совместных встреч, этаким развлечением, только для нас, конечно. В тот вечер все почувствовали, что Вы та  женщина – последняя и единственная, которая может все изменить. Эгоистично и глупо. Простите нас.

Пустота. Я одна …,  еще более чем когда-либо в жизни. Одиноко стоявшая печальная женщина протянула стакан, на дне которого золотился джин.

- Не отчаивайтесь, глотните, у нас говорят: ash to ash, gin to a broken heart - "Прах к праху, но разбитое сердце склеивает джин".
- Кто  Вы?
- Меня зовут Марлис,  я жена , - запнулась,  бывшая жена Йоханнеса. Я  тоже любила его.
- Так  любили, что ушли от него?
- Я знала, сколько ему осталось. И, я не могла просто наблюдать, как он медленно уходит.
- Он тоже знал?
- Сомневаюсь, что доктор сказал ему  об этом.  А впрочем,  …кто знает?

Время не лечит, время учит жить с болью.

Марлис стала моей лучшей подругой. Мы вместе отдыхаем, вместе делаем покупки, мы объездили весь мир. И  никогда не забывали о нем.  Поводом для разговора мог служить сущий пустяк: глоток янтарного джина, он любил  такой, цветы, которые  любил дарить их, музыка, друзья, все, что любил он – было теперь нашим.

Позже моим мужем стал Джон, гражданин Великобритании. Он был сдержан, корректен, добр,  истинный англичанин…  Мне не хватало в нем эмоций. Джон нравился мне, но он….  не был Йоханом .  Через два  года ушел из жизни и Джон.

- Как вы сейчас?
- Держусь. По-прежнему,  чуткая и неунывающая,  подруга Марлис не оставляет меня.  Я получаю солидную пенсию  обоих мужей, езжу по миру. Бываю часто  в Минске.
- Хотели когда-нибудь вернуться?
- Однажды, ….   пыталась, уже оформляла документы.

Москва. Мрачное метро «стиль милитари» с воинствующими фигурами и суровыми лицами. Впрочем, лица самих москвичей не намного улыбчивей. Темная одежда - любимый «немаркий» цвет, непереводимый на другие языки. Серые дома, холодный серый дождь. Посольство Нидерландов. Вхожу в промокшей одежде, в обеденный перерыв. Улыбчивые, тактичные сотрудники.

- Не извиняйтесь, есть время согреться.  Хотите чашку горячего кофе?

Амстердам.  Та же промозглая погода. Консульство России в Нидерландах. Ждала более часа, прошу встречи с сотрудником. Полное, уничижающее безразличие.

Через полтора часа появился недовольный мужчина, жующий яблоко, -  вас много, а я один, ждите! Это же знак свыше! Куда я еду? В какую страну? Как долго мне терпеть некорректность,  грубость, равнодушие этих  людей.  Людей, власть имущих в моей стране? Ехала с глубоким чувством неправильно принятого решения. Вернулась в Голландию и рада стечению обстоятельств.

Позже,  окончательно поняла – я правильно сделала свой выбор. Сейчас я спокойна, здесь я дома. Я люблю быть на веранде,  среди разросшейся зелени, опустив в теплую воду ноги. Плеснув в стакан янтарного джина, слушаю «Адажио»  Томазо Альбинони.  Здесь повсюду его  книги, я люблю читать их.  Веранда пропахла  смешанным запахом  пряных сигарет с  ароматом  низко свисающих лимонов. Когда-то мы очень любили здесь сидеть  вместе. Мне нравится, когда за стеклом оранжереи  медленно кружится и падает снег…как тогда,  в нашу встречу в уютном маленьком ресторане. В такой  вечер  я  иногда почти фантомно чувствую его присутствие.

 

Скоро Минск. За окном раннее серое утро.

- Простите, у Вас есть  любимый мужчина?
- Он  не знает, что он «любимый», он не свободен.
- Зачем он Вам?
- Для …”блеска глаз”. Когда я думаю о нем, губы расползаются в улыбке.
- ???
- Так ответила героиня  романа Франсуазы Саган, которая ничего не хотела менять в своей жизни, было достаточно сознавать, что она встретила его, что он есть.  Или… боялась ослабить впечатление?
- Дерзайте,  всякое дерзновение …
- Знаю, знаю…- я усмехнулась и благодарю Вас! Вы подарили мне  свою историю
- Что Вы будете с ней делать?  - Она  улыбалась.

«Рисовать закат,  - подумала я. - Может, сумею перенести его на бумагу»
Но сдержалась едва-едва.

Вокзал. Перрон полон встречающих, за окном мелькают цветы,  незнакомые лица. В вагон еще на ходу вскакивают нетерпеливые родственники,  друзья Тамары.  Слышатся радостные возгласы.  

- Простите, какой вагон, четвертый? - Человек в униформе трогает Тому за плечо.
- Четвертый.
- Кто Захарова? Уже громко, - Захарова в вагоне есть?!
- Ну, я Захарова…
- Вы в Варшаве на поезд садились, Вы – Казакова? … Валентина? 

Недоуменно киваю головой.

- А в чем дело?
- Служба доставки «Вояж». Распишитесь, пожалуйста. Это для Вас, от …. Томаш Квещень.

Хризантемы из коробки! Светлые цветы, чуть примятые, пахнущие пряно, терпко и горько - киммерийской полынью.  Хризантемы - поздние цветы.  Последний подарок осени.

Написать автору можно на эл. адрес: belsar_tpp {знак at} mail {точка} ru

Поиск мужа за рубежом. Профессиональное сопровождение.

Вы ищете спутника жизни за рубежом? Не знаете с чего начать? Как подготовить и где опубликовать ваш профайл? Неважно владеете иностранными языками? Просто нуждаетесь в доброжелательном и квалифицированном совете? Тогда вам нужна профессиональная помощь, то есть наша программа "Поиск мужа за рубежом. Профессиональное сопровождение." Эта программа рассчитана на квалифицированную поддержку от первых ваших шагов на пути поиска вашей второй половинки до помощи при подготовке визы и выезда за границу.

Подробнее читайте здесь.

НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ ВСЕ СТАТЬИ НА ЭТУ ТЕМУ КАРТА САЙТА КОНТАКТЫ

За содержание рекламы редакция ответственности не несёт. Рукописи не возвращаются и не рецензируются. Мнения редакции и авторов могут не совпадать. Использование материалов только с разрешения редакции.

Copyright © 2001-2013 RussianWomenMagazine.com All Rights Reserved.