НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ  ОН И ОНА  ОБ АВТОРАХ ПИШИТЕ НАМ

Не вооружен и очень опасен

- Оля, к Вам пришли, - крикнула мне секретарь Маша из приемной.

Да я и так краем уха слышала, что какая-то женщина в приемной дает странное объявление: «Ищу союзниц и компаньонок, попавшихся в сети мужчин-аферистов в эмиграции».

«Во, дает! - мелькнуло у меня в голове. – Наверное, опять какая-нибудь простофиля пылесос по интернету купила, а он не работает».

Работа сегодня стоит, через час мне уже в школу за ребенком бежать надо, завтра номер в типографию сдавать, а материала нет, все авторы спят вечно до четверга. В панике ищу, чем номер заполнить. А тут еще всякие бесполезные дамочки со своими претензиями к обществу потребителей.

С мыслью побыстрее отделаться от неожиданного визита, я выскочила в приемную. На стуле сидела очень худощавая женщина лет сорока с хвостиком, одета совсем по-американски в сереньких брючках, в белом обтягивающем топе, без всяких намеков на прическу или стрижку на осветленных волосах, лишь покрасневшие, синие, большие глаза выделялись на лице. Руки дрожали от волнения.

- Сколько объявление  будет стоить? – пытала она секретаршу.

Маша  подмигнула мне, и, поняв, я увела женщину в другую комнату, подальше от посторонних ушей других посетителей редакции.

- А Вы редактор? – сразу спросила она. И тут же без всякого предисловия,  – Я сама попалась, и хочу срочно предупредить всех других русскоговорящих девушек и женщин, чтобы они держались подальше от этого афериста. Вот его фотография. Вот номер сотового телефона. Вот все мои документы из суда. Вот его письмо, мои письма. Вот…

- Не волнуйтесь, давайте все по порядку. Давайте кофе выпьем. Как Вас зовут? Сколько Вам лет? – попыталась я ее немного привести в себя. А в голове мелькнуло: «Ты сама тоже на аферистку похожа, глаза бегают, шарят по кабинету издателя, а у нас тут и деньги и чековая книжка валяются, надо бы перебраться отсюда».

- Нет, Вы что думаете, я его не любила? Я хотела простого человеческого женского счастья. Уж если у меня на Украине судьба не сложилась, муж меня с грудным ребенком на руках оставил и без гроша в кармане, так я хотела хоть в Канаде по-человечески пожить. Зовут меня Галя, двадцать семь лет мне.
- А точнее? Я про возраст, - спросила я, а про себя подумала: «Сказки о своих двадцати семи будете своим женихам рассказывать».
- Что уже видно, что мне за тридцать? – растерянно переспросила Галя.
- Не интригуйте, расскажите свою историю, - поторопила ее я, подумав: «И очень здорово тебе за тридцать».

На меня хлынула лавина информации. В начале 90х годов нелегалка Галя каким-то образом просочилась в Канаду уже не с грудным ребенком на руках, а с 12-летней дочкой. Но поскольку  оказалось, что в Канаде тоже надо работать, чтобы существовать, и еще хорошо бы знать английский язык, то Галя решила сделать женскую карьеру – выйти замуж за канадца. И английский язык сразу подтянется и с работой новый муж поможет. Вот только как его найти, этого мужа? Первые попытки и знакомства оказались неудачными. Тогда Галя обратилась в одно из ведущих брачных агентств в Торонто. Тут удача улыбнулась ей сразу. Через три дня ей позвонил мужчина и приятным мужчким баритоном пытался объясниться с ней по-английски. Кое-как она поняла, что он назначил ей встречу в ресторане вечером. Потом оказалось, что он понял только, сколько ей лет, и, что она согласна, с ним встретиться.

Она сразу почувствовала, что это ОН, когда он встал в полупустом зале ей навстречу. А он объяснил ей, что тоже сразу ее узнал, потому, как русских блондинок чует за версту. В ресторане Брендан (так звали нового знакомого) поразил Галю широтой размаха (не характерной для канадцев). Она ела с удовольствием, они с дочкой так наголодались и наэкономились в Канаде, сидя на вэлфере. Под конец он даже заказал шампанское за 140 долларов, а до этого выпили 2 бутылки дорогого красного вина. Она захмелела. Потом он взял такси и возил ее по ночному Торонто. Они заезжали в разные бары. Короче, так наклюкались, что под утро оказались в одной постели в пригородном мотеле. Брендан вызвал Гале такси, а сам спешно засобирался на работу. Договорились опять встретиться вечером.
Галя решила, что он у нее на крючке. Солидный, высокий, за сорок, интересный, правда, без очков немного похож на крысу, светлые волосы, вьются, умный и проницательный взгляд из-под очков. Но был два раза женат. Есть взрослая дочь от первого брака, но это ничего страшного, это даже лучше. Галя по своим признакам поняла, что она ему тоже понравилась. И профессия у него такая романтическая. Нет, вы не поверите. Он работает в канадских органах госбезопасности, почти Джеймс Бонд.

- Галя, Вас не смутило, что он рассказал Вам о том, где он работает сразу же в первый вечер? Обычно джеймсбонды не раскрывают своих карт первому встречному, - отрезвила ее я, а то женщина уже закатила глаза от приятных воспоминаний.

- Нет. Значит, я ему понравилась, и он мне доверился. Я ж сразу поняла, что у него серьезные намерения. Он мне и кольцо с бриллиантиком  подарил на следующий день, предложение сделал, и огромный букет роз преподнес. А как красиво ухаживал, с ума можно сойти, - она посмотрела на меня с возмущением.
Потом все само собой покатилось. Красивые ухаживания. Проникновенные признания. Фантастический секс. Сначала поездки по Канадским курортам, потом выезд на Кубу, Доминиканскую республику и, наконец, в Майями. В Майями она «офигела» до последней степени. Это была даже не степень «офигения», а степень «офигения от американского образа жизни». Она как бы согласилась на его предложение, выйти за него замуж. А до этого она делала вид, что не согласна так сразу, ломалась и думала.

- А на что вы путешествовали, на какие средства? Ведь курорты это же такие большие расходы. Вы надеялись, что если он канадец, то должен быть миллионером по определению? И где дочка ваша была? – заинтересовалась я.

- Дочку я отправила на лето к бабушке на Украину.  Вообще-то она уже почти  самостоятельная в 13 лет.  А деньги? Ну, что деньги? Ведь он же мне потом признался, что он агент FBI. Наверное, деньги у него были. Да и я успела немного поднакопить, весь вэлфер не растрачивала, да и наличных в русском магазине немного подзаработала. Потом Брендан заставил меня поступить на специализированные бесплатные курсы, учиться на бухгалтера, - уныло ответила Галя.
Романтические путешествия закончились. Галя забеременела. Брендан очень обрадовался и настоял на том, чтобы они поехали на Украину знакомиться с Галиными родственниками. Она не хотела ехать, стеснялась. Ведь жили ее родители в деревне, мазанка вся разваливалась. Денег у родителей нет. Зачем все это? Но Брендан якобы сказал, что у него спецзадание – сфотографировать бывшую и давно не существующую воинскую часть недалеко от Галиного поселка. Служебная командировка, одним словом. И они поехали.

Всем родственникам жених понравился. Поскольку родители не смогли бы приехать на свадьбу в Канаду, то условную свадьбу без росписи в ЗАГСе сыграли в деревне, вся деревня собралась. Весело было. А Брендан так хорошо держался, интересовался свадебными обрядами. От имени всех родственников подарили Гале большую сумму денег в американских долларах, наверное, родители себе на похороны собирали и родственники помогли, чай не каждый день деревенские девушки за канадцев-то выходят. Авось от Галькиной доброты потом и родственникам что-нибудь перепадет. В деревне денег Брендан не взял ни копейки. Велел Гале в Канаде положить все на совместный счет. Еще заставил Галю оформить несколько кредитных карточек.

После поездки Брендан снял для Гали таунхаус вдали от города, на природе. Ведь беременная она. Дома он практически никогда не ночевал, прикрывался работой. Все счета он якобы оплачивал сам, они даже ей не приходили, а приходили на адрес его «холостяцкой  квартиры», который Галя, естественно, не знала. Все, что она  знала о Брендане это его номер сотового телефона. Он даже приезжал к ней практически каждый раз на разных автомобилях. Только раз пять за полгода знакомства они разъезжали с женихом на одном и том же молочно белом Кадиллаке, который якобы принадлежал его отцу, номер она случайно запомнила. В один прекрасный день Брендан заехал к ней с молодой девушкой, представил ее как дочь от первого брака, зачем-то познакомил их. Но спустя, недели две он опять случайно забегал проведать Галю, он был с девушкой,  которая стояла возле машины, но Гале показалось, что это совсем другая девушка. Жених отшутился, что у нее предродовая лихорадка, и она своих не узнает. После их визита у Гали куда-то пропали все кредитки. Но она не сразу это заметила, а, почувствовав недоброе, на всякий случай попыталась их закрыть. Но их не закрывали, так как на них уже висел долг в общей сложности около 40 тысяч долларов. Кроме того, с их совместного счета были сняты все деньги. Узнав это, она чуть не родила, прямо в банке, хотя ей была положена еще неделя.

Удрученная, вернувшись, домой, Галя застала на пороге смуглую внешне интересную, но хромую женщину, афроамериканку, лет сорока. Женщина объяснила Гале, что она совершенно законная жена Брендана, что они с мужем вполне готовы усыновить ее будущего ребенка, потому что своих детей у них нет, и не будет. Галя опешила от неожиданного оборота событий. Потом рассказала женщине про дочерей Брендана от первого брака, и о том, что он украл у нее все деньги. Галя пообещала заявить в полицию. Женщина только посмеялась, объяснив Гале, что он не украл деньги, он вернул себе то, что на нее потратил на курортах и вообще. «А как же деньги моих родителей, наш совместный счет опустел?»  Жена Брендана пожала плечами: «Мы расплатились с твоими родителями за ребенка, но они предпочли отдать эти деньги вам в качестве подарка. Мы с Бренданом решили, что ты уже достаточно много на себя истратила из этих денег, если б ты была поумней, то употребила бы эти деньги с пользой – купила бы дом, например. А раз ты не умеешь распоряжаться деньгами, то теперь наша очередь потратить на твоего ребенка. Вот расписка, которую ты подписала, там ясно сказано, что ты передаешь своего будущего ребенка на воспитание его отцу, материальных претензий не имеешь и материнских амбиций не имеешь».

Галя осела на стуле, женщина плеснула ей виски в бокал, затем дала ей успокоительные капли как будто из Галиной же аптечки. И…вызвала полицию.
«Эта беременная женщина пьяна, кроме того, похоже, она находится под воздействием наркотиков. Я случайно нашла ее возле этого дома, решила помочь. И, по-моему, у нее начались роды», - объяснила жена Брендана. Это последнее, что Галя услышала.

Галя ничего не могла возразить, голова кружилась, перед глазами все плыло, язык во рту не ворочался, начались схватки.

Не надо объяснять, что очнулась Галя в госпитале. Ребенок уже родился в результате кесарева сечения. Чудесная девочка. Но ее приносили только кормить. Через два дня Галю из госпиталя поместили в тюрьму, ребенка у нее отобрали и передали новым родителям. На суде бедная несчастная Галя узнала, что ее обвиняют в хранении и употреблении наркотиков, и в хранении оружия без лицензии. Она удивилась, ничего этого у нее не было. Но были свидетели и отпечатки ее пальцев. Все происходило как во сне, как в детективном голливудском фильме, который Галя смотрела как бы со стороны.

Дома Галю ждала хозяйка квартиры, которая потребовала уплаты по счетам, оказывается, таунхаус давно никто не оплачивал. Рассудок у Гали помутился, она упала, только смутно потом припомнила, что кто-то влил ей в рот какую-то жидкость и сунул сигарету. Очнулась она опять в тюрьме. Из дела она узнала, что опять обвиняется в употреблении и хранении тяжелых наркотиков.

Через шесть недель Галя попала в шелтер. Она попыталась восстановить все события. Разыскала своих бывших приятельниц из русской комьюнити, кое-что им рассказала. Но в эмиграции каждый за себя. Они ей посоветовали обратиться опять за вэлфером, за бесплатным адвокатом, написать заявление в полицию. Но больше ничем не помогли, даже по телефону не желали с ней разговаривать.

Собравшись с силами Галя начала бороться за восстановление справедливости и за возвращение себе новорожденной девочки. Но адрес новых родителей ей не давали и не дают, объяснив ей, что напротяжении всего отрезка жизни в Канаде, она вела антиобщественный образ жизни. Ребенку будет лучше в новой семье. Всплыл факт, что она работала за наличные, получая вэлфер. Соседка по комнате показала из зависти (но чему тут завидовать?), что Галя приходила ночью домой под шафе в то время, когда ее 12-летняя дочь еще жила в Канаде, и  оставляла девочку на ночь одну, хотя Галя договаривалась с ней о присмотре за ребенком. Да и последняя история якобы с наркотиками и оружием не прибавила ничего хорошего к ее делу. Оружием был именной пистолет ее отца. Как он попал в Канаду?  Понять она этого не могла.

- Но Вы-то, Галя, действительно не считаете себя причастной к наркотикам и оружию? Почему же Ваши друзья от Вас отвернулись? Адвокат – русскоязычная женщина отказывается вести ваше дело? Может быть, Вы вели легкомысленный образ жизни? А сейчас пытаетесь произвести хорошее впечатление? Неужели Вы поверили, что Брендан работает в FBI? – просто ради проформы спросила я, уже видя, что не врет женщина, просто попала по глупости, хоть и возрастом велика, под сорок уже.

- Ай, думайте, что хотите, я даже не хочу оправдываться. Просто я не знала, что такое в благополучной Канаде бывает, если б это в России или Америке случилось, или в кино, я б сама поверила. А сейчас мне кажется, все это не со мной происходит. Вот есть только у меня случайное фото моей новорожденной дочери, моей сладкой ягодки, фото ко мне всеми неправдами попало. И свежий шрам от операции. Так я и верю, что это реальность.  Ведь я его этого Брендана сначала женить на себе  хотела, и хорошо жить с богатым канадцем, а сама-то влюбилась и попалась. Не думала, что полюблю этого человека с лицом крысы. В молодости я так намучилась на Родине. А оказалось, что он меня обманул, да еще и обобрал с ног до головы. Мне еще пришлось объявить себя банкротом, я ведь  в универ поступила и лоан на учебу взяла еще до родов. Мои родственники  тоже ничего не помнят, сказать ничего толком не могут по поводу тех дарственных денег и пистолета. Отец мой скоропостижно скончался от инфаркта и инсульта, когда узнал, что со мной произошло, а до этого мы с ним не переговорили. Мама же говорит, что отец вел все переговоры с женихом, мужской разговор у них был. Пыталась я найти отца Брендана по номеру Кадиллака, но оказалось, что такой номер совсем у другого человека. И там совсем не Кадиллак. Да и отцом моей новорожденной дочери значится в документе почему-то совсем не Брендан. Нет у меня пока ни сил, ни денег вести независимое расследование. Я ведь сейчас специально устроилась работать социальным работником, меня чудом взяли, несмотря на плохой репорт. Английский у меня сейчас хороший, я не пью, не курю. Помогаю девочкам из России решать их проблемы. Свое дело сама готовлю к апелляции.  «Исправляюсь», короче, - и она горько усмехнулась, потрясла передо мной бумагами и фотографиями и засобиралась.  

- А союзниц, подруг по несчастью давно ищете? – спросила я  вдогонку.

- Да сразу начала, как из тюрьмы вышла. Нашла одну через то же брачное бюро, где с Бренданом познакомилась. Но в бюро никаких справок не дают, они считают, что это я аферистка, а их клиенты порядочные люди. Другая сама меня нашла, она нашла у нового знакомого номер моего сотового телефона в водительском удостоверении. Как мне, дуре, в голову не пришло самой у него все документы проверить, было столько возможностей? Один раз я попыталась, но он меня засек, посмеялся только, сказав, что по долгу службы он даже водительскую лицензию с собой не носит. Девушку, которая мне звонила, зовут Лена. Она мне сказала, что она сама не такая наивная, как я, поэтому не поверила ни одному его слову, а, проверив какие-то детали, прервала с ним отношения.

- Вы напишите про меня, чтоб другие женщины не попались на его обман. Приметы я указала.  Может полиция им заинтересуется, наконец. Ну, все, буду ждать, может, кто откликнется на объявление.

Да уж, такие истории на дороге не валяются, в кино ходить не надо, просто сиди в редакции и записывай.

Ольга Лебедева, Торонто
  
        

НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ  ОН И ОНА  ОБ АВТОРАХ ПИШИТЕ НАМ