НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ  ВСЕ СТАТЬИ НА ЭТУ ТЕМУ  КАРТА САЙТА КОНТАКТЫ

Лимонад из лимона

Почему жизнь так сложна и непредсказуема? Почему детские мечты иногда сильно влияют на нашу жизнь? Когда я планировала выйти замуж «за рубеж», я и помыслить не могла, что встречу свою ласковую, добрую и невероятно любящую «половинку» таким странным образом. А  теперь я повторю эти «жуткие» и такие не романтичные слова: «ДА. Я ПЛАНИРОВАЛА БРАК ПО РАСЧЕТУ!»

Началось все с моей голодной юности. Когда мне исполнилось 12 лет (13 лет назад), завод, где работали оба моих родителя (единственный где вообще была работа в том городе, где мы тогда жили) прекратил выплачивать работникам заработную плату. То есть никто никого не увольнял, люди ходили на службу, делали свое дело и получали какие-то деньги… раз в полгода. А, что? Нормальная ситуация в те годы, в России. Конечно, мы выживали, как могли.

Заводы работать перестали, но вот телевизор работать не переставал. Я помню, как подростком просмотрела десятки американских сериалов и все удивлялась как это даже в бедных (по их меркам) семьях всегда полный холодильник и на столе стоят фрукты. В то время для меня лучшим лакомством был батон белого хлеба, но часто хотелось съесть румяное крепкое яблоко. А потом, мама принесла с работы ту газету. Не помню, как она называлась, но там были десятки брачных объявлений американских мужчин. И вот в голову русской девушки тогда запала одна маленькая, но очень въедливая мыслишка: «Так, мне сейчас 15 лет, а эти парни ищут себе невесту, которой исполнилось, по крайней мере, 23 года. Вот исполниться мне 23 года, выйду замуж за кого-нибудь из них и буду, есть фрукты каждый день».

Прошли годы. Мы переехали в другой город. Я выросла, окончила бесплатный, никому не нужный институт, побыла в гражданском браке и родила ребенка. Но странная для провинциалки мысль никуда не делась! Она, как мина замедленного действия мирно ждала своего заветного часа, то есть, когда мне исполниться 23. Здесь происходит самое интересное. Мой гражданский муж отбыл в неизвестном направлении. Новорожденный сын внушил мне простое желание подыскать ему отца, а мне мужа и кормильца. На работу с маленьким ребенком в нашем городе устроиться было почти невозможно. Пара новых претендентов на мою руку и сердце предлагали мне только замечательные отношения двух свободных современных людей, т.е. без всяких обязательств. Младенец орал, мама и бабушка в два голоса поносили, на чем свет стоит непутевую дочь и внучку. Фруктов каждый день хотелось по-прежнему. Вот тут то крамольная мыслишка о браке по расчету и всплыла и заставила меня предпринимать что-нибудь для создания своего (и ребенка) будущего. Тогда мне казалось, что хуже уже не будет.

Занудный фотограф, глянув в мое затравленное лицо, завил, что я совершенно «не сексапильна». Правда, добавил, что я молодец, что пытаюсь устроить свою судьбу. Некоторым и «такие», (с сомнением глянув на мой огромный бюст кормящей матери)... нравятся. Он порекомендовал мне носить гладкое нижнее белье, чтобы убрать эти «арматурные» выступы на блузке и черные колготки, чтобы ноги на фото выходили получше.
Все же именно эти фото с «арматурными» выступами (за неимением денег на другие) и были высланы в пару брачных агентств. Никакого Интернета и даже компьютера у меня тогда и в помине не было. Координаты агентства были выужены мной из  случайной газеты. Я обрадовалась, что мне ничего не пришлось платить за помещение моей анкеты в Интернете. Впрочем, они брали деньги только у мужчин и за все остальные свои услуги.

Да, наверно стоит добавить, что английского языка я тогда не знала совсем. Единственное, что поддерживало меня в этом авантюрном мероприятии, была МЕЧТА. Светлая, но такая далекая… вот просыпаюсь я утром на кровати, (а простыни все целые без заплаток) лениво протягиваю руку к блюду, стоящему тут же у кровати и беру с него ОГРОМНЫЙ АПЕЛЬСИН… чищу, свежий сок бежит по рукам, кожурки сыплются  в разные стороны и этот одуряющий запах… Ну и муж рядом спит, конечно.

Вот. А все остальное дело техники, главное уметь мечтать, ведь так?

Потом появился Рэнди. Вернее его переведенное на русский язык письмо с фотографией. Здесь я кланяюсь в пояс замечательным девушкам из брачного агентства, что в городе на реке Волге. Сейчас будет понятно за что. Процесс нашего с Рэнди общения происходил так. Рэнди отсылает свой Е-мэйл в  агентство, девушки переводят, вкладывают в конверт, пишут мой адрес, относят письмо на почту. Письмо идет 7 (семь) дней. Я получаю его. В это же день пишу ответ на родном русском языке на 10 (десять) страниц. Отсылаю письмо нашей родной федеральной почтой. Письмо идет 11 дней.

Через 6 месяцев ТАКОГО общения, я узнала, что в нашем городе открылось Интернет-кафе. Теперь я могла набирать свои опусы на компьютере и отсылать их в агентство быстрее. Но все равно я понимала, что таким образом мы с Рэнди далеко не уедем. Хотя уже тогда я готова была простить ему все недостатки за его безграничное терпение меня. Такой вот неанглоговорящей, без компьютерной и безинтернетной девушки с ребенком. Через некоторое время после начала нашей переписки, Рэнди сообщил, что переписывался раньше еще с парой девушек, но решил прекратить это ради меня. После этого он начал предлагать мне всяческую помощь и поддержку. Но я считала тогда неэтичным принимать деньги от человека, которого никогда не видела. Хотя, даже его моральная поддержка просто помогла мне выжить в тот период. Столько хороших, нежных слов я еще не слышала за всю мою жизнь. А еще эти посылки…

Я понимаю, что этот рассказ о них может прозвучать меркантильно. А может быть и не романтично. Но дело в том, что, когда два человека находятся в разных странах, и у них возникает желание дотронуться друг до друга, это невозможно. Единственное, что эти люди могут – это писать письма и дарить друг другу разные вещи. А вещи эти вовсе не обязаны быть романтичными, они могут просто быть. И доказывать мне и Рэнди, что мы есть на самом деле. Существуем в реальности, а не только в воображении друг друга.

Сложностей на пути дарения на расстоянии было множество. Во-первых, было абсолютно невозможно для Рэнди заказать цветы, которые были бы доставлены мне. Это относится и к любым другим продуктам  и вещам, которые не могли выдержать минимум 2-х недельный срок пребывания в пути. Во-вторых, далеко не все вещи  были разрешены к пересылке.

Когда Рэнди получил только второе письмо от меня, отправленное через брачное агентство, с переводом на английский язык, он узнал, что близится день рождения моего сына. Надо отметить, что «наше» агентство оказывало клиентам разнообразные услуги. В их число входила возможность заказать какой-нибудь подарок для девушки.

Хотя ассортимент там разнообразием не отличался, Рэнди сумел выбрать самую желанную вещь для нас с сыном. Точно в день рождения ребенка, мы получили огромную железную коробку, полную отменного самарского шоколада! Наш восторг тогда трудно описать словами. К тому времени я уже знала, что Рэнди совсем не богат (отдал все бывшей жене при разводе). Знал он меня только по двум, хотя и очень большим письмам, но сумел сделать мне приятный сюрприз. После получения этой шоколадной радости, мой вес увеличился на 1 кг. Но  в  душе «пели канарейки» и «летали бабочки»! Я тут же накатала восторженное письмо в адрес Рэнди. Его так тронула моя радость, что уже через 2 недели мы получили еще такую же коробку шоколада! Да разве можно не любить такого парня!

Ну, вообще-то он мне просто понравился еще больше.  Тут уже близилось «их» Рождество и я сама стала задумываться о подарке для Рэнди. А у меня все еще не было его адреса. В конце концов, я прямо спросила об этой необходимой для посылок детали у моего американского друга. Рэнди очень удивился. Он сказал, что мне не нужно ничего посылать ему, если это хоть, сколько ни будь мне в тягость. Он написал, что для него уже подарок - мое желание этого. Но я от своего замысла не отступила.

Моей целью стала маленькая, но приятная бандероль для Рэнди. Я уже знала, что больше всего он любит читать. Очень естественным подарком, в этом случае могла бы быть книга. Но 2 года назад в Орске не было книг на английском языке!

Каким то чудом я «раскопала» в недрах книжного магазина огромный календарь. На английском языке. Под названием «Русская кухня». Только его лучше было бы назвать «Чудеса русской кухни незнакомые большинству россиян». Там было такое… Фотографии и рецепты громадных кулебяк из 5 сортов мяса, расстегаи с визигой, зажаренные целиком молочные поросята и т.д. Все красочно оформленное и с рецептами на обратной стороне. Но Рэнди, то не знал, что это все несколько из жанра фантастики для большинства малообеспеченных россиян. Когда он получил календарь, его восторгу не было предела. «Спасибо дорогая! Теперь я знаю, что такое русская кухня!», благодарил меня наивный Рэнди. Я побоялась его разочаровывать. А то еще приезжать в Россию не захочет.

Потом я получила свой подарок на Рождество. Рэнди поначалу боялся посылать мне подарки напрямую из Америки. Ему сказали, что они идут невозможно долго. Часто теряются в пути. Поэтому мой  американец решил воспользоваться услугами «нашего» агентства.

Мы получили плюшевого «тедди-бэра» для малыша и красивый набор  ручек. Я была очень  благодарна Рэнди. Мне уже давно не дарили подарков на Новый год. А еще в поздравительный комплект входил все тот же великолепный шоколад!

Тут уж я не удержалась и отправила Рэнди еще бандероль. Я засунула туда любовное письмо на «моем» английском (а значит оч-чень трогательное) и маленький, но изящный брелок для ключей из нашей уральской яшмы. Это было накануне дня Святого Валентина. Сразу же после того е-майла, в котором Рэнди предложил мне быть его Валентинкой. Надо ли говорить, что я была согласна?!

Получив мою бандероль, Рэнди опять ответил мне «ударной» дозой самарского шоколада. А потом написал мне, что теперь он хочет послать мне что-нибудь «напрямую» со своей родины.  Было очень интересно, как выглядят настоящие «заморские» гостинцы. И вот заветный день настал.

Как по заказу в те выходные  вся наша семья была в сборе на квартире у моей мамы.  В субботу утром к нам пришла почтальон и сказала, чтобы мы шли забирать свою посылку на почту. Я удивилась, потому что Рэнди писал, что подарок мне придет с доставкой на дом. Тем не менее, я живенько сбегала на почту. Там меня ждал симпатичный картонный ящичек весом около 2 кг. Я сцапала добычу и на крыльях ветра примчала ее домой. Все мои родные уже  подпрыгивали в ожидании сюрпризов. И они появились! Весь ящичек был обмотан скотчем, кое-где даже в 2 -3 слоя. Я вооружилась ножницами и стала кромсать несчастную коробку  с кровожадностью маньяка. Наконец, я проколупала небольшую дырку в верхней части посылки и, торжествуя, вытащила из нее какой-то пакет. Это был набор железных машинок для моего сына. Ребенок выхватил подарок из моих рук и с радостным криком умчался куда-то в глубь нашего жилища. Он у нас такой. Любит насладиться полученными  дарами в одиночестве.

Обрадовавшись, что одним конкурентом у меня  стало меньше, я вытащила из отверстия следующий пакет. Это оказались американское конфетное ассорти. Мама и бабушка умчались на кухню, делить и прятать сласти от ненасытного малыша. Он за последнее время объелся шоколада, и мы уже боялись, что  покроется какой-нибудь сыпью от сладкого.

Папе достались какие-то сырные печенья из посылки, и он тоже ушел на кухню, пробовать лакомства под бутылочку пива. Я, же вырезав дно у опустевшей коробки, извлекла из нее плоский пакетик, в котором лежало письмо, аудио-кассета и маленькая книжка.

Первое письмо, которое мой американец отослал мне по обычной почте, было забавным. Рэнди выслал сразу 3 варианта этого изумительного текста: один – написанный от руки, другой – то же самое в печатном виде и третий, самый волнующий – перевод письма на русском языке. В рукописном виде я не поняла ни слова. Было видно, что мой друг крайне редко берется за ручку и бумагу. Второй вариант письма был вполне понятным и даже милым. Но третий… Рэнди использовал для перевода особую компьютерную программу, и результат этого действа был бесподобным. Похоже, эта программа понятия не имела о русских падежах и предлогах. Также она испытывала некоторые сомнения, как перевести отдельные фразы и  выдавала их в нескольких вариантах (выбирай дорогая, что нравится). Но  мне понравилось. Особенно последняя фраза в поскриптуме: «Я распечатываю удобный нежный поцелуй для вас. С Осторожностью (заботой?) и Привязанностью, Ведьма» Ведьмой был Рэнди. Так  электронный переводчик трактовал его имя.

На аудиокассете мой американец очень медленно и отчетливо запечатлел короткий рассказ о себе, о том, что он делал последние несколько дней. Рэнди говорил так понятно, что моя мама поинтересовалась, не работает ли он случайно на радио. Нет, на радио Рэнди не работал. Просто он хотел, чтобы я привыкла к его голосу и лучше понимала по телефону. На другой стороне кассеты, мой неподражаемый друг записал несколько глав текста из книги «Каждый день, обычный Джонс»(Every day average Johns). Таким образом, я могла одновременно видеть буквенное написание слов и слышать их произношение в исполнении Рэнди. Это здорово помогло мне в изучении английского языка.

Потом был мой день рождения. Рэнди подарил мне нежно-голубую сумочку, хорошие духи с лосьоном для тела в комплекте – все голубого цвета! Я была в восторге. Потом все лето я подбирала себе одежду голубого цвета, чтобы быть в тон моим подаркам. Ребенку достались набор цветных карандашей (прощайте новые обои!), плюшевый король-лев с домиком для него и смешной шарик - «Силли патти» Из этого шарика, похожего на пластилин, можно было лепить все, что угодно. А еще он подпрыгивал, при ударе об пол и весьма метко летел. Прямо мне в глаз. Малыш хохотал как сумасшедший.

Однажды, я спросила у Рэнди о вкусе арахисового масла. Судя по фильмам и книгам это один из  излюбленных продуктов американцев. Рэнди отреагировал оперативно. Вскоре, вся наша семья наслаждалась бутербродами с этим лакомством. Нам понравилось, но вес от этой еды набираешь очень быстро. А вот, американские шоколадные конфеты – нечто удивительное. Там шоколада нет вообще! Только соя, эмульгаторы и много чего еще. Зато есть их совершенно не хочется. Помню, они целый месяц спокойно лежали  у нас в вазочке на столе.
Как-то, Рэнди узнал, что я сушу волосы после мытья полотенцем и руками. Он был изумлен, но намек понял. В следующей посылке лежал новенький симпатичный фен! Я не смогла ему сказать, что вообще-то  не использую фен, потому что так лучше для здоровья волос. Прямо перед приездом Рэнди в Россию, я отправила ему милую маленькую картинку из толченого уральского камня на дереве. Ему понравилось, а  его брат  заказал ему привезти из России точно такую же. Потому что наша встреча действительно обещала стать реальностью. Рэнди к тому времени твердо решил ехать в Россию!

Ну вот, весной 2004 года Рэнди наконец-то получил свой американский паспорт и прислал мне обнадеживающую весть, что он начал выбирать билеты на самолет для поездки в Россию. Для этого не простого дела  мой друг нанял специального агента, который должен был составить для него расписание самолетов. Так как Рэнди жил в Миннесоте ему требовалось сделать несколько пересадок, чтобы попасть в Москву и этот специалист рассчитал для него все пересадки и приобрел билеты на 3 рейса. Перед тем, как окончательно купить билеты, Рэнди еще раз с полной серьезностью спросил меня по электронной почте, действительно ли я хочу его приезда в Россию?

Я с радостью написала, что очень жду его приезда, и сама хотела бы встретить его в Москве. В течение всей нашей продолжительной переписки Рэнди время от времени предлагал мне деньги через Вестерн Юнион, но я  отказывалась. Мне казалось неприличным брать деньги у человека, который еще ни разу не видел меня. К тому времени мы с мамой обе работали преподавателями, и жилось нам немного легче. Хотя конечно растить ребенка было трудно, и денег часто не хватало.

Рэнди все лето просил выслать ему список гостиниц Орска. Мне же казалось, что ему будет одиноко в гостинице. Поэтому мы с мамой сразу договорились, что мы с ней и с малышом поживем в доме у бабушки, а заморскому гостю предоставим нашу квартиру на время его визита в Россию. Мой американский друг был очень польщен нашим предложением и согласился.

Наконец,  я прибыла в Москву. До этого, я была в столице нашей родины только один раз в далеком детстве и почти ничего не помнила об этом славном городе. На улицах толпилось огромное количество людей, и я не знала никого из них. Единственным, самым близким человеком здесь для меня должен был стать мой Рэнди, которого я приехала встречать. Все происходящее тогда, казалось мне не реальным. Что бы прийти в себя я старалась просто сосредоточиться на вещах, которые мне нужно было сделать. Я часто вспоминала, что Рэнди все же намного смелее меня. Пусть я, приехала в незнакомый город и должна была найти незнакомые места (аэропорт, гостиницу и т.д.), все же это было моя родная страна. Люди говорили на родном мне языке и делали вещи, которых я от них ждала.

А Рэнди? Он летел в совершенно чуждое ему место. Он даже не мог быть уверен, что я – это я. Ведь при знакомствах в Интернете случается всякое.

Рэнди должен был прилететь в 12 часов дня. К 11.30 я уже изучила все доступные для осмотра закоулки Шереметьево-2 .Особенно мне понравились туалеты, по-заграничному чистые, куда я забегала каждые 10 минут, чтобы подправить макияж и почистить джинсы (мои мечты, в которых я встречала Рэнди в длинном вечернем платье с нежной розой в руках, разбились о суровую дорожную реальность).

Впрочем, в 11.40 мне уже было все равно. К этому моменту я уже точно знала, что встречать борт 1138  из Франкфурта (Крис летел с пересадкой в Германии) нужно у терминала «Б». Но даже в 11.45 там не было никого, кроме меня! В отчаянии, я схватила за рукав какого-то проходящего мимо летчика (кажется это был капитан самолета или кто-то еще очень важный, судя по множеству звездочек на его форме) и спросила у него слабеющим голосом, что случилось с бортом 1138. Видимо, этот парень видел достаточно сумасшедших встречающих на своем веку, потому что сталь в его взоре вдруг смягчилась, и он сказал: «Борт 1138 уже приземлился, да вы не волнуйтесь так девушка!»

На всю жизнь в моей памяти останется экипаж «Люфтганзы», который уже через несколько минут, четко печатая шаг, как на параде прошествовал мимо меня. Казалось, все эти летчики, и стюардессы были высечены из единого гладкого и совершенного материала как оловянные солдатики.

Почему-то мне казалось, что Рэнди должен  обязательно показаться первым из-за заветной непрозрачной двери, которая отделяла встречающих от пассажиров. Мое сердце запело, и я, бросив несчастную сумку у какой-то скамейки, стала пристально буравить взглядом эту дверь. После пятого подтянутого немецкого гражданина в костюме и очередной разухабистой американской старушки, появившихся из-за заветной двери я чувствовала себя на грани нервного срыва. В изнеможении я села на корточки, обхватив колени руками и стала тихонько поскуливать, не обращая внимание на косые взгляды немногочисленных встречающих. Жить было незачем, Рэнди конечно не смог приехать…

Как вдруг, что-то, похожее на клетчатую новогоднюю елку  увешанную сумками мелькнуло по направлению к входу в аэропорт. Через мгновение, сама не помню как, я оказалась на крепкой шее Рэнди, причем мои ноги болтались где-то внизу. Я до сих пор не понимаю, каким образом он ухитрился не уронить все свои сумки сначала от неожиданности, а затем под напором моих 60 кг на его шее. Видимо от страха возникло что- то похожее на мышечный спазм в  его руках с сумками. Тем не менее, я как-то смогла дать ему понять, что мне требуется немедленно присесть, и одновременно постаралась найти на ощупь свою сумку. Потому что мои глаза были прикованы к Рэнди. Он в общем то ничем не отличался от своих фотографий, разве что немного пополнел.

Шум аэропорта, казалось, ничего не значил для нас двоих, не смевших сказать что-либо друг другу. Рэнди наверно здорово устал от своих многочисленных пересадок и вообще этот человек впервые в жизни покинул свою родную Америку и был взбудоражен этим не меньше чем встречей со мной, девушкой (надеюсь) своей мечты. Я ничего не могла сказать по той простой причине, что все английские слова просто вылетели у меня из головы от волнения.

В Москве я знала только одну гостиницу, недалеко от станции метро «Каховская», туда мы и поехали с Рэнди.
Мы очень долго ехали на метро, я постоянно путала все эти многочисленные остановки и просто испепеляла взглядом листочек со схемой. Но все равно я ошибалась, и, извинившись, вытаскивала Рэнди из очередного «неправильного» вагона, продолжая колесить по разным станциям и эскалаторам. Наконец, мы прибыли на нужную станцию и доехали на маршрутке до гостиницы.

Здесь Рэнди сразу согласился, что нам следует поселиться в разных номерах, и мы разошлись по своим комнатам. Я едва могла прийти в себя в тот вечер. Самое трудное было совместить «моего» Рэнди, которого я знала по письмам и фотографиям, и человека, которого я сейчас узнала. Он очень понравился мне, но в моей голове пока «жили» два Рэнди и я с трудом соглашалась взять за руку моего старого «нового» друга!

На следующий день мы должны были ехать в мой родной город Орск, где нам предстояло узнать друг друга за следующие две недели.

Честно говоря, я до последнего момента не знала, стоит ли эти 2 недели мне жить в квартире вместе с Рэнди или приходить только на наши совместные «мероприятия».

Но он оказался такой милый и совершенно беспомощный перед нашей российской действительностью, что оставить его одного было совершенным преступлением. Например, когда  в гостинице не было холодной воды, Рэнди совершенно спокойно наполнил свой стакан горячей и собрался заварить в ней чай из пакетика! В день нашего приезда в квартире отключили свет, и мы провели изумительный романтический вечер при свечах. Еще до приезда Рэнди я составила список из продуктов, которые он любит, и мы с мамой забили холодильник их российскими аналогами. Моему американцу  нравился фарш из говядины и свинины, так что первым русским  блюдом, которым я его угостила, были пельмени (конечно замороженные из пачки, я же не убийца своего времени, чтобы лепить их собственноручно). Пельмени прошли на «ура». Мы поужинали и разошлись по своим спальням (одна из них совсем недавно была нашей гостиной). И пусть останется моей маленькой тайной тот день, когда нам стало хватать одной спальни на двоих!

Самой забавной была процедура знакомства Рэнди с Вовой, моим сыном. Вова уже давно с нетерпением ждал встречи с моим «другом», который прислал ему так много игрушек. Но в день встречи ужасно засмущался и едва глядел на Рэнди. Американец с улыбкой протянул мальчику подарок, маленький карманный фонарик. Мой сын выхватил подарок и предложил Рэнди поиграть в его любимую игру – «прятки», то есть просто залез под стол! Потом мои мужчины вполне поладили. Мы с Рэнди каждый день приходили в дом моей бабушки,  в гости к моим родным и приносили много мороженого. Рэнди сказал, что русское мороженое было выше всех похвал!

Так вышло, что Рэнди и мне не было интересно посещать всякие экскурсионные места нашего Орска, такие как театр, музей и т.д. Один раз мы съездили в мою любимую церковь в день, когда там не было службы и поставили по одной свечке Богородице. Я велела американцу загадать желание и в последнее время мне кажется, что этого желание тогда у нас было одно на двоих.

Почти все наше время мы тратили на бесконечные разговоры друг с другом. Причем в основном это были мои монологи, а Рэнди сидел и зачарованно слушал. Однажды я что-то очень долго и труднопонимаемо вещала, и вдруг посмотрела на лицо моего американца. ТАК восторженно и благоговейно меня еще никогда не слушали!  В общем, примерно через неделю, после нашего приезда мы отправились в ювелирный магазин и купили  малюсенькое колечко, которое Рэнди надел на безымянный палец моей левой руки. Кажется, это было то, что они называют «Engagement» и это событие мы отпраздновали вечером в ночном клубе.

Время пролетело незаметно и вот уже нам пора уезжать. Нам, потому что я отважно решила проводить Рэнди до самого зала отлета Шереметьево 2. У меня просто не было сил оставить этого наивного, доброго парня один на один с «ужасным» русским алфавитом, назойливыми торговцами и одиночеством в этой непонятной для него России.

Дорога в Москву в том же «элитном» вагоне была почти такой же, как и путь в Орск. Помню, на  какой-то станции Рэнди до глубины души поразил огромный табор цыган, сидящий холодным осенним вечером на голом асфальте. Я постаралась ему объяснить немного обычаи этой нации. Но кажется, что все мы, включая почти темнокожих таджиков на базаре, были для него «этими странными русскими».

В Москве мы провели вечер и одну ночь, а на следующее утро Рэнди нужно было улетать на родину. Утром, перед отъездом, Рэнди и я не знали, что и сказать друг другу. Наконец, он не выдержал и подарил мне почти все, что привез с собой, среди этих вещей было много забавных, например огромный блок батареек и пара фонариков, которые Рэнди взял с собой на случай, если в России надолго отключат электричество. Мне достались карманные книжки на английском языке, складной нож- универсал,  гигиенические салфетки, и многие другие нужные и ненужные вещи. Я не останавливала Рэнди, потому что и сама хотела бы ему отдать в этот момент все, что имела, включая себя.

Вскоре мы добрались до аэропорта. Отстояв длинную очередь в зал прилета, я не стала проходить таможенный контроль, и мы сказали «до свидания» друг другу у самого входа в аэропорт. Мой поезд до Орска должен был отправляться через час, так что наш поцелуй в этот раз не был долгим. Я уехала. Уехала, чтобы вернуться. 

Сразу после своего приезда в Америку, Рэнди позвонил мне и написал огромное  письмо по электронной почте. Оно было наполнено любовью и заботой. Я ответила таким же посланием полным любви. Мы начали собирать документы для «невестинской визы».

Сейчас он называет нас «своей семьей» и просит, чтобы мы берегли себя.

Следующая посылка, которую я получила, весила 9 кг! Спасибо знакомым – подвезли на машине нас с этим ящиком. Там были книжки, сладости, игрушки и огромная (2кг) банка арахисового масла. И еще кое-что. Рэнди очень удивился, когда увидел, что в наших магазинах нужно платить за пакет, куда складываешь купленные продукты. В Америке они бесплатные, а у нас 2 рубля за каждый. Какие никакие, а деньги. В этой посылке из 9 кг, 2 кг – весили пустые новые пакеты из супермаркета. Вот он у меня какой, практичный. Зато теперь, каждый в нашей семье идет в магазин с десятком своих пакетов. И стирать мы их перестали, выкидываем после использования. Удобно!

В ответ я каждый месяц посылаю в Америку большое письмо с фотографиями. Зимой у Рэнди был день рождения, да к тому же юбилей. Я вспомнила, что моему любимому очень понравились наши чисто шерстяные одеяла. Спать под ними очень уютно. Не жарко и не холодно. Он сказал, что в Америке, почти все пользуются синтетическими постельными принадлежностями, а это не очень комфортно. Я выбрала самое красивое шерстяное одеяло. Уложила его в красивую коробку и засунула туда милую открытку с поздравлениями. Отнесла на почту. Но все было не так просто. Наши почтальоны велели мне обшивать коробку белой тканью, но не до конца. Потом с этим странным недошитым белым мешком мне было предписано явиться на почту снова, заполнить множество бланков, вложить их в мешок, и сделать на посылке особый шов. Полные руки почтового работника быстро мелькали в воздухе, описывая мне последовательность наложения «простого» шва. А я иголку в руках не держала со времен школьных уроков домоводства.

Рэнди получил это чудо  примерно через 3 месяца. Больше я посылок ему не посылаю. Только бандероли, примерно раз в месяц. Их обшивать не надо и доходят авиа-почтой за 12 дней. В бандероли кладу  фотографии, письмо и какой-нибудь талисман. Я сейчас очень увлекаюсь Фен-Шуй, а Рэнди как всегда разделяет мои увлечения. Носит эти талисманы, вешает в уголках дома и в машине. Говорит, что помогает. А мне помогает ждать невестинскую визу  его любовь и чудесные, полезные в хозяйстве подарки!

С любовью, Антонина

НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ  ВСЕ СТАТЬИ НА ЭТУ ТЕМУ  КАРТА САЙТА КОНТАКТЫ

За содержание рекламы редакция ответственности не несёт. Рукописи не возвращаются и не реценцируются. Мнения редакции и авторов могут не совпадать. Использование материалов только с разрешения редакции.

Copyright © 2001-2004 RussianWomenMagazine.com All Rights Reserved.