НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ  ОН И ОНА  ОБ АВТОРАХ ПИШИТЕ НАМ

Богатая невеста в русском Торонто

Читая письмо из редакционной почты, я живо представляла себе Свету такую волевую и деловую молодую женщину, сумевшую сделать карьеру и сколотить капитал с одной стороны. Но с другой стороны человека доверчивого, доброго, романтичного, ожидающего чуда, своего счастья, своего прекрасного принца. «Ну, почему такой хорошей женщине не спешит улыбнуться женское счастье? Может быть, она сама где-то в чем – то просчиталась и перестраховалась?», - размышляла я.

Живо представила я себе, как Света стучит каблучками по дорожке хорошо знакомого ей парка в Торонто. Убегает женщина от самой себя, ни слезинки на лице, все чувства внутрь запрятаны, а на сердце тяжесть. Вдруг ее догоняет телефонный звонок  по сотовому телефону.  От кого она ждет звонка? Может быть это все-таки Марк? Столько счастливых дней и вечеров провели они с Марком, гуляя  в этом злосчастном парке. А каким уверенным в себе русскоговорящим канадским программистом, эстетом  предстал перед ней холеный Марк, когда весной они познакомились через уважаемое брачное агентство в Торонто.  Нет, зря она сразу не открылась ему, не рассказала о том, что владеет тремя домами в Торонто, что имеет бизнес в Европе. А так же, что получила лицензию и имеет, кроме того, и другую работу на полный рабочий день, что сама она и менеджер, и лендлорд, и уборщица, и бухгалтер в своем небольшом королевстве. Можно было, вообще говоря, и на Канары Марка с собой свозить, от нее б не убыло. Может быть, не сразу надо было все сказать, а постепенно, в день по сюрпризу. Какой ценой это все богатство завоевано, это уже другой вопрос. Про четыре моргиджа в банке можно было и не объявлять, не надо бы любимого настолько заземлять, ведь у мужчин тонкая душевная организация. Можно было и машину поновее взять, где четыре займа, там и пять. Зачем пыталась предстать перед ним этакой Золушкой, особенно, когда он работу потерял? Тут бы и авторизоваться, чтоб мужик почувствовал крылья за спиной. Столько времени и сил на него ухлопала, обидно. Да ведь и счастлива с ним была, этого тоже не отнимешь, здоровый румянец у нее появился, счастливый блеск в глазах. А вместо признаний она все демонстрировала ему, что с ней и зиму можно пережить или войну выиграть. Потчевала и баловала его, а про основные свои сокровища молчала. Не любят мужчины трудностей и лишений. Недаром Бальзак говаривал: «Да здравствует любовь в шелках и кашемире!»

А пустое все! Все равно, в конце концов, выяснилось, что Марк сутенер по натуре. С горечью Света вспомнила обед со своей клиенткой в ресторане. Беседа такая доверительная по началу завязалась. Надо же и подругу клиентки познакомили с бывшим программистом по имени Марк. Но у той дамочки была и новая односпальная кооперативная квартира, и новая престижная машина. Надо же и этот Марк предпочитал водить свою новую знакомую по паркам и лесам. Представляете себе, и этот Марк был несколько жадноват, не подарил своей пассии ни цветочка, ни шоколадки. Какие совпадения в жизни бывают, с ума сойти! Сколько же в Торонто похожих Марков! Этот Марк тоже вечера и ночи проводил со своей невестой, а днем уходил с другом в библиотеку заниматься. Ба, да это тот же самый, это ее Марк, и все приметы сходятся. И Света поперхнулась домашним вином из кувшинчика. Клиентке она, конечно, ничего говорить не стала, но слезы выступили у нее на глазах, пусть все думают, что от вина.

Все это молниеносно промелькнуло у Светы в голове, когда раздался второй гудок телефона. Кто это? Наверное, Сурен. Ведь с Марком она только что объяснилась на коротком свидании, с которого от избытка переполняющей ее досады и сбежала в ноябрьскую ночь. Сурен! Красавец с Юга.
Света, хихикнула. Она представила, как, пытаясь выбить  клин клином, познакомилась с Суреном. Как  Сурену достались в наследство от Марка прогулки по канадским паркам. Она сразу рассказала Сурену про три дома, бизнес в Европе, Канары, непосильную работу, четыре займа в банках. Она поспешила, пыталась исправить ошибку, допущенную в отношениях с Марком. А будь, что будет! А вдруг вот оно счастье в лице представителя кавказской национальности? Джигит, галантный мужчина. Цветы, конфеты, рестораны, шашлычок собственного изготовления. Уважает, «сущай», богатых, красивых женщин, да! Но Света не думала, что у Сурена появится свой расчет и вид на ее капиталы и дворцы.

Она опять ухмыльнулась про себя, представив, как Сурен важно вышагивает по осеннему парку, бережно, как невесту, поддерживая Свету под руку, демонстрируя свою удивительную женщину всем праздно гуляющим посетителям парка. Представив все это, Света  вдруг всхлипнула.

Раздался третий звонок телефона. Надо прийти в себя, прежде чем хватать трубку. А вдруг это клиенты? Сломаешь весь бизнес с таким настроением. Да где там прийти в себя. Сразу в голову полезли мысли о том, что мелковат нынче мужик пошел, невозможно сук по себе срубить, особенно здесь в Канаде.

Боже, какая была удивительная поезда на Канары, награда за труды праведные и за моральные потери - и предательство Марка, и расчетливость Сурена.
И какого черта она отправила электронное письмо этому Марку, где раскрыла свои королевские тайны? Что она себе хотела доказать? Зачем было морочить его неподготовленные мозги своими домами, бизнесами, Канарами? Себе, наверное, что-то хотела доказать. Мужика позлить, носом его ткнуть, чтоб осознал его мелкую натуру. Да пусть бы он жил со своей новой тридцатидевятилетней, кооперативной женой-подругой. Нет, ведь, надо было устроить бурю в стакане воды под настроение. Из-за жилплощади променял молодость и красоту на тридцатидевятилетний последний шанс.

Четвертый звонок. Надо брать трубку. В трубке вкрадчивый, виноватый, приглушенный  голос Марка: «Знаешь, я давно хотел тебе сказать, что....».

Она ждала этого звонка, но не дала ему закончить. Просто сказала: «Спасибо. Мне уже больше ничего не надо....». Света бежала сквозь ноябрьский дождь (небо плакало вместо нее), она мчалась таким знакомым маршрутом между парками. Ее опять догнал его звонок: «Я хотел тебе сказать...».  «Не надо. Это все... Все», - оборвала его Света.

ОН так и не сказал. ОНА так и не узнала. Что он хотел сказать? Пусть будет многоточие. Так приятнее вспоминать. Недосказанность в конце оставляет открытым финал. Еще одна закладка воспоминаний делает этот огромный чужой город Торонто родным. Она осталась со своими домами и бизнесами, а половину прошлой зимы бродила над штормящим океаном на  Канарах.

По просьбе Светы пересказала историю Алена Ли

НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ  ОН И ОНА  ОБ АВТОРАХ ПИШИТЕ НАМ