Russian Women Magazine
Russian women logo
banner
НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ ВСЕ СТАТЬИ НА ЭТУ ТЕМУ КАРТА САЙТА КОНТАКТЫ

Любовь с норвежцем

Последняя ночь прежней любви

История о любви, происходящая в нынешнем Осло между бывшей россиянкой и норвежцем. Автор Наталья Копсова.

"Что гусеница называет концом света,
то мастер именует бабочкой"
Ричард Бах

Глава первая

Цветок в снегуИ решилась я опять начать жить вместе с мужчиной, хотя ещё совсем недавно сама себе клялась, что никогда, ни Боже мой в жизни... Хватило по горло и выше... Делаю ли правильно? Ведь уже привыкла всем в доме распоряжаться исключительно единолично и лишь своё окончательное решение принимать в расчёт.

Я съехала от норвежского мужа уже восемь лет назад (надо же, а ощущается как три, максимум...), моя внезапно взрослая дочь уехала на учёбу в Лондон, что же остаётся - теперь до конца жизни бродить по большей частью провальным свиданиям или куковать в гордом одиночестве? Но так ли уж мне надоело жить одной на самом деле? B принципе, нет; в итоге даже очень понравилось быть полной хозяйкой самой себе после чертовой дюжины лет замужеств с яблонево-пенных и вишнево-цветущих своих девятнадцати (всегда- всегда, сколько себя помню, питала слабость к красивым нежным словам).

Последнее моё скандинавское замужество оказалось таковым (хотя вроде бы уже была не совсем зелёная девчонка), что, выбравшись из ситуации как из опасной трясины, я твёрдо думала: не только замуж никогда не захочу, а и находиться долго вместе с кем-то из мужчин в одном помещении.

Да и первый, тогда ещё ленинградский брак был не многим лучше норвежского, потом тоже пришлось долго зализывать ампутированные прямо по живому куски души и много думать, a ещё больше плакать. В том бывшем Ленинграде слишком рано и слишком больно опалились юные мои крылышки, однако одна радость напоследок всё же оставалась - шестилетняя весёлая прекрасная Еленка.

Но молодость оптимистична, а женская чувственность в комбинации с розовыми грёзами являют из себя непосильную гремучую смесь для живого и слабого человеческого создания; и вот несколькими годами позже я сбегала, как из опостылевшего тюремного склепа, а на самом деле - с красивой, будто истинный архитектурный шедевр Оскара Нимейера или Алваро Аалто, почти полностью стеклянной модернистской виллы в одном из роскошнейших районов Осло на острове Бюгдой. Милый этот островок, каждую весну утопающий в старых пышных садах, с дивными видами на божественно подсвеченный вечно разноцветными небесами морской залив, мне до слёз жаль было покидать насовсем. Грозный мучитель спал, и я до смерти тряслась - боялась чем- нибудь прогреметь - тут- то  тщеславное чудовище  проснётся, а мы с Ленком ещё не успеем, - тогда начнётся его опостылевшее и опасное "воспитание"...Боже, теперь даже вспоминать противно и унизительно - сердце до сих пор камнем падает вниз как подстреленная, но ещё живая и чувствующая птица.

Господи, сейчас-то зачем я вообще об этом сижу и думаю? Ну было и давно прошло, быльём-мохом поросло... Туманные воды холодной реки забвения должны были уже давно утянуть прочь те тени прошлого... Просто глупая я, наверное...

…А всё-таки я радуюсь тому, что съезжаюсь с Роаром, чувствую: это тот мужчина, с которым мне будет уютно, весело и спокойно в конце всего непростого пути встретить неотвратимую меланхолию возрастного угасания, потому что Роар - по-настоящему очень и очень хороший человек.

Эх, если только здоровье к старости сильно не подкачает и денюжка какая-никакая скопиться сумеет и не скушается мировыми кризисами, то, может, хоть на пенсии удастся попутешествовать вволю, а не только в короткие отпуска. Да и сейчас, после съезда в общую квартиру финансов, в принципе, должно поболее оставаться и на поездки, и на подарки как его детям, так и моей Еленке. А всем детишкам, даже совсем-совсем взрослым, всегда приятно вдруг получить от родителей давно желаемый сюрприз. И старичкам-пенсионерам моим в Питере, надеюсь, тогда засветит от меня ещё щедрее ежемесячная подмога. 

Конечно, было бы совсем чудненько, если бы у нас существовало хоть какое- нибудь дополнительное жильё для сдачи в аренду, а то ренты эти чертячьи немилосердно высасывают у людей кровные ресурсы, но если бы мы не продали что-то из прежнего жилья, то никак не сложился бы сложный пасьянс с желаемым районом и габаритом квартиры. Не дал бы банк мне и Роару общий заём на нужную сумму, хотя до пенсии нам с ним ещё более четверти века пахать, да и возрастной ценз к тому времени опять грозятся поднять. В итоге, наверное, станет так - что на пенсию, что сразу в гроб... Ох, вот опять я думаю о всяком негативе, а ведь зарекалась...

Вообще сейчас очень кстати выпить чаю с валерианой, мятой и зверобоем (только вспомнить бы, в какую из коробок засунут), успокоить нервы и поскорее заснуть, а то завтра с утречка грузчики заявятся ни свет ни заря. Да нет, сначала они должны податься к Роару на Бугстадвейен, но встать всё равно надо рано. Странно, я то думала, что после всей маяты с окончательным пакованием вещичек (ещё спасибо, дочка была на каникулах и здорово подмогла, а то с возрастом логистика, видно, становиться слабым местом) и прощальной уборкой спать буду, как убитая, а у самой почему-то сна ни в одном глазу. Да, надо найти и сотворить себе успокоительный чай.

Взором беркута я окинула всю свою беленькую, чистенькую (не считая одного угла с коробками, так как большую их часть Роар уже успел транспортировать на наше новое место жительства), всё еще несколько девичью видом квартирку- игрушку, глубоко вздохнула (нет, квартира уже вовсе и не моя, а официально проданная и чужая) и пошла на кухню заваривать присланный мамой полезный напиток. Хорошо, что так быстро отыскался - ведь то будет мой последний вечерний чай на старом месте. Завтра - в новую, ещё более прекрасную и без всяких сожалений жизнь!!!

На кухне я слегка вздрогнула, услышав мелодию болеро из своего мобильника. Наверное Роар возжелал сделать какие-нибудь последние уточнения насчет завтра...

- Здравствуй, Нина... Извини, что несколько поздновато звоню, но сегодня пятница - когда-то это был наш день... Ты помнишь? Я бы хотел, наконец, узнать, что же всё-таки случилось... У меня к тебе вообще есть разговор... Не совсем телефонный...

Словами никак не передать крайнюю степень моего изумления, когда так неожиданно я услышала этот чуть с печалинкой вкрадчивый сию секунду, но обычно-то уверенный и властный, очень низких тонов баритон Ингвара - своего прежнего МММ (мужчины моей мечты), за которого столько лет и зим в бесконечной череде дней и ночей, часов и минут так безудержно грезила выйти замуж:

Айсберг застыл в тех глазах!
Тает, глядя на солнце и деву!
Брови – крылья орла в полете!
Губы медовые так и зовут прикоснуться!
Года крепкую спину согнут не скоро!
Руки жадную силу coхранят еще долго!
Шрам небольшой на виске затесался!
Говорят - украшает мужчину!
Редко в ущелье заглядывается солнце!
Холод желанней приплясываний огня!
Дрожь пробирает! Люб этот плен для женщин!
Рабство так сладко,
Но выстрел закончит жизнь, та рука не дрогнет,
Hа мертвую щеку мою никогда не капнет слеза!
Голод толкнул его быть хищным волком!
Вот и созрел орех! Тверда его оболочка!
Пусть тишина ему будет любовью!
Многое надо нам успеть до заката!

Вьюжно пронеслись в памяти очень созвучные мне стихи одной юной поэтессы, тёзки моей милой доченьки, с прозы.ру, которые я запомнила ещё из того, ныне умершего времени, когда мы с Ингваром были вместе и была жива радужная, но глупенькая моя надежда.

Хорошо, что стул рядом стоял, а то от неожиданности я бы легко могла упасть на пол.

- Добрый вечер, Ингвар. Я должна тебе сказать... Дело в том, что завтра я переезжаю на другую квартиру, вот - пакую напоследок кое-какие коробки...С самого утра приедут за мебелью грузчики из бюро...
О Господи, отчего это я вдруг залепетала таким давно забытым, странным даже для собственного уха слабым голоском с интонациями первоклашки, застигнутой родителями за незаконным поеданием заготовленного для гостей варенья?!

- Что же ты меня не спросила? Я бы заказал прицеп к машине и сам бы всё перевёз. А так зря только потратишься - эти бюро уж черезчур дорого берут, но так я оплачу переезд.

После таких речей у меня внезапно пропал дар соображения, а с ним заодно - и человеческой речи. Просто в какой-то ступор впала и более не знала ни что дальше говорить, ни как реагировать. Мысли - как разом взбесившаяся конная тройка, словно шальным вихрем понесли меня сразу в воспоминания во всевозможных направлениях.

Да, в своё время Ингвар порой действительно бывал крайне щедр. Так что не то, чтобы я сверх всякой меры ошарашилась бы порывом его доселе невиданной доброты, как в случае с каким-нибудь патологическим жмотом, но ведь с этим мужчиной мы расстались чуть менее года назад... Причём, как я себе это в твердой памяти представляю, куда скорее по его инициативе, чем по моей. И теперь так запросто интересоваться, почему это я его не привлекла к помощи с переездом?! Магнитное земное поле, торсионное лунное или оккультно- информационное со звезды Бетельгейз из созвездия Ориона нашли на него сегодня, а может, все три вместе? Какой момент выбрал он для своего звонка - ту самую минуту, когда я мысленно прощалась со всеми и всем в своей старой жизни... 

Ах, я и раньше много-много раз мысленно сравнивала этого героя своей женской судьбы с романтично опасным лермонтовским демоном, перечитала все на свете гороскопы о мужчинах- скорпионах и их сверхестественной интуиции, так чему теперь удивляешься, новоявленная княжна Тамара...
Ну нет, и разношерстные гороскопы и демоническая интуиция - всё это чушь гагачья, а вот, может, он всё это время как-то очень незаметно следил за мной и сейчас вот понял, что я решилась уехать с другим... Ага, так прямо и станет такая "шишка" на "местной ёлке" тайно следить за какой бы то ни было теткой! Наш гордый интеллектуальный мачо наверняка считает себя неизмеримо выше мелких человеческих страстишек...

Хотя при инфернальных склонностях собственной натуры пожалуй что и станет, недаром ведь именно Митя из "Братьев Карамазовых" был его любимым книжным героем. Зато вот моим - милый, понимающий людские слабости Алёша.

Когда-то, теперь уже давно, наибольшее впечатление на мою, видимо, тогда ещё полудетски наивную, мечтающую о безумной романтике до крайних степеней душу произвело известие, что Ингвар считается одним из лучших альпинистов Скандинавии - о нём самом и его восхождениях написано две книги, а ещё примерно в двадцати он упомянут. 

По другому и быть не могло: ещё в глубоком детстве слишком часто напевала мне мама знаменитую песню про альпинистов вместо колыбельной:

На вершине стоял хмельной,
Значит, как на себя самого
Положись на него!

Но с этим бесстрашным покорителем седых высот и скалистых пиков так и не сумели мы довести совместную нашу песню до последнего куплета, остановились на "пусть он в связке с тобой одной - там поймешь кто такой". Кажется, всё стало ясным уже тогда, так к чему сейчас звонить и задавать мне наиглупейшие вопросы...

Забавно, что впервые я и мой будущий искуситель встретились в сугубо рабочей обстановке. До сей поры я отчётливо помню его самый-самый первый, вначале аналитически оценивающий и сосредоточенный, такой себе рентгено-лазерный луч холодного стального цвета, пронзающий собеседника, как мистической рапирой, насквозь и глубже, и вдруг - совсем неожиданное чудо в один момент распустившегося (как бывает в кино) цветка, где вместо лепестков взору явилось небесно голубое сияние двух глубоких кристально-ясных озёр под удивительно длинными для взрослого мужчины угольно-чёрными ресницами.

Впервые мы взглянули друг другу в глаза ровно в час дня в моём рабочем кабинете, потому что я сама назначила первую рабочую консультацию с заказчиком - инициатором проекта и его архитектором именно на это время. Я- типичный представитель норвежской бюрократии, моя работа заключается в предварительной проверке всей рабочей документации и чертежей на соответствие генеральному плану норвежской столицы и в итоговой выдаче (или отказу с обоснованием) разрешения на строительство предлагаемого объекта.

Меня сильно засмущали такие откровенные мужские взгляды да ещё и в сугубо офисной обстановке: как бы помимо собственной воли и сознания начала вести себя, двигаться, говорить, трогать чашку с чаем и ручку с офисной эмблемой, листать бумаги в папках невероятно женственно, хотя и не скажешь, чтобы хоть как-то кокетничала на своём рабочем посту. Просто каждый подаваемый чертеж некая незримая сила мягко принудила касаться нежно-нежно и лишь самыми кончиками пальцев, а при всём том ещё чуть поглаживать фасады и разрезы, о которых в эту минуту велась речь, и таким образом, в добавок, слегка демонстрировать свои ладони и запястья в тонких и скромных серебряных браслетах (уже много позже прочитала о похожих жестах в "Дневнике гейши"). Сама себе удивлялась, однако наработанный профессионализм меня не подвел - проект я проверила предельно внимательно, а на все вопросы архитектора ответила исчерпывающе точно.

Ингвар же, на моей памяти, и единого слова не проронил за весь тот отпущенный по регламенту час, на листы проектные не смотрел вовсе, а лишь с меня не сводил восторженно блестящих глаз, какие можно видеть лишь у малых детей при взгляде на разукрашенную ёлку с кучей подарков под ней. За один час так мне стало до конца понятно определение: "он совершенно съел её глазами".

Архитектор, похоже, тоже слегка удивился, что обычно столь скрупулёзный и внимательный к деталям президент компании так неожиданно сделался рассеян и молчаливо равнодушен к им же самим затеянному строительству. К основному корпусу здания компании они желали бы пристроить спиралеобразную остеклённую галерею вдоль морского побережья вблизи водоохранной городской зоны, однако в саму зону вторгаться не планировали (да я бы им и не дала).

Они ушли, а я, менее года назад ушедшая в никуда от ревнивого и деспотичного норвежского мужа, опять одинокая и неприкаянная мать с двенадцатилетней дочерью от первого брака по-бабьи горько вздохнула, до слёз саму себя жалея, но тут же собрала себя по сусекам в жесткий корсет реальности с необходимостью выживания на чужбине и с головой погрузилась в деловые папки на рабочем столе. Через полчаса мне предстояла встреча со следующими посетителями, но до конца рабочего дня заевшим диском так и вертелась в голове танку японского поэта Дзинсиэро:

Как тяжел первый снег!
Опустились и грустно поникли
Листья нарциссов...
Печален восход зимней зари
Но обедневшая женщина ещё тщательней причёсывает волосы

Хорошо помню, что уже тогда в том месте, где у человека птицей трепещет сердце, слабым новорожденным птенчиком запищала-затолкалась великая женская интуиция: "Этот мужчина тебе, милая и хорошая, не по зубам. О нрав его вся изрежешься, как о лезвие бритвы. О нём лучше забыть".
Но как часто мы, женщины, слушаемся чьих-то вполне разумных советов, даже и своих собственных?.. Наши надежды, взлелеянные с юности мечты, наши сладкие предчувствия уносят последние искры доставшегося в наследство от праматери Евы чисто чувственного рассудка в вихре неудержимого торнадо из розово-пасторальных несбыточных картинок, из хаотичной мозаики якобы блестящего будущего, самым непостижимым образом ещё с библейских времен зарождения мира складываемым в наших очаровательных головках в увлекательнейшие миражи.

На удивление отчётливо помню, как сразу по окончании того рабочего дня уверенный, неконтролируемо изливающий в интонациях привычную властность и в то же самое время такой донельзя трепетный, совсем по-мальчишески робкий голос зазвучал в моей телефонной трубке с приглашением сходить в ресторан тем же вечером или в любой другой день, когда мне будет удобно. Ох, уж тут пришлось ему меня поуговаривать долго и упорно, хотя звонок тот мной, в принципе, ожидался процентов на восемьдесят пять. Я мучительно колебалась, сильно опасаясь навредить себе на рабочем месте любой неосторожностью и до холодка в желудке боясь будущих кривотолков среди коллег - мне, находящейся на положении стажёра с перспективой постоянной ставки, сильно не улыбалось писать какие-то там требуемые в обязательном порядке в подобных ситуациях докладные записки своему прямому начальству. Однако соблазн и интерес оказались выше любых других соображений и страхов, в конце концов я сказала: "Ну хорошо, но я позвоню вам сама о подходящем мне дне и времени нашей встречи". Что следовало ожидать от такой, как я, то и случилось!

Ничуть я не ломалась и не набивала себе цены в разговоре с интересным мужчиной. В действительности, согласно лично подписанными и мной и всеми другими при приёме на работу правилам, сотрудник обязан письменно доложить непосредственному боссу обо всех случаях проявления внимания или подарках в любой форме со стороны заинтересованных в положительных резолюциях на их проектах лиц.

Мне, иностранке, просто чудом свыше повезло относительно быстро устроиться на работу по специальности. Чудо состояло в том, что моя шефиня сама когда-то в юности переехала жить в Штаты и, по её собственным словам, она на на себе изведала в полной мере все лихие "прелести" поиска вакансии в жестокой конкуренции с местным населением. Даже имя у шефини на мой слух было волшебным: ласкающе теплым, прекрасным и радужным на полном контрасте с большинством других норвежских женских имён - звали её Май. 

Вот случается по жизни так, что встречаешь людей, которые совсем ненароком, но твёрдо и хорошо налаживают тебе жизнь. Чаще же встречаются иные: те, которые до самого основания обрушивают всё твоё существование, как бы вообще ставят его под вопрос; хотя, вроде, и не имеют в виду прямого зла. Сумел бы кто из живущих разглядеть несущих чужой судьбе тайную порчу, держался бы от них на самом почтительном расстоянии, однако в большинстве случаев ничто даже не намекает и гранитным постаментом молчит любая, даже самая хвалёная человеческая интуиция. Вот и льнёт бедный человек ко всяким небожеским тварям...

На нежное весеннее имя Май я написала свою докладную о приглашении меня в ресторан одним из наших клиентов, президентом фирмы "Норск оффшоре петролеум", желающим пристроить к существующему зданию фирмы стеклянную галлерею с видом на морской залив, планируемую в будущем служить новой столовой для всех работников данного заведения.

Первым делом Май велела принести ей всю документацию по поводу новой пристройки к вышеобозначенной фирме и тщательнейшим образом её вместе со мной проверила.

Мы с начальницей просидели ещё два дополнительных часа после официального окончания работы. Мне до боли в горле за то было перед ней неудобно. Cаму себя всё сверхурочное время я ощущала легкомысленной дурочкой, у которой в почти пустой голове вьются вихри только из цветочных фантиков, но сама Май оставалась спокойной и улыбчивой как всегда.

Хотя дело там было достаточно ясное и законное, шефиня всё равно приняла решение передать его другому сотруднику, мне же пожелала счастья в личной жизни и выразила надежду, что на этот раз мне повезет больше, чем прежде.

Нет, по жизни я вообще-то дурочка. К примеру, вот какое интересное (в кавычках) имя имел мой первый муж и отец моей Лены - Петр Брянчизарович Петухович. Как много даже имя может сообщить обладателю чуткого уха, которого у меня не было не только в те зелено-неспелые девятнадцать, но нет и по сию пору. Уповаю на Божью помощь никогда больше даже случайно нигде не встретить ни Петушка Брянчизаровича, ни Мортена Мулдволта – соответственно, ни первого своего, ни второго супруга.

Продолжение

Прочитать о авторе

Share

Поиск мужа за рубежом. Профессиональное сопровождение.

Вы ищете спутника жизни за рубежом? Не знаете с чего начать? Как подготовить и где опубликовать ваш профайл? Неважно владеете иностранными языками? Просто нуждаетесь в доброжелательном и квалифицированном совете? Тогда вам нужна профессиональная помощь, то есть наша программа "Поиск мужа за рубежом. Профессиональное сопровождение." Эта программа рассчитана на квалифицированную поддержку от первых ваших шагов на пути поиска вашей второй половинки до помощи при подготовке визы и выезда за границу.

Подробнее читайте здесь.

НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ ВСЕ СТАТЬИ НА ЭТУ ТЕМУ КАРТА САЙТА КОНТАКТЫ

За содержание рекламы редакция ответственности не несёт. Рукописи не возвращаются и не реценцируются. Мнения редакции и авторов могут не совпадать. Использование материалов только с разрешения редакции.

Copyright © 2001-2010 RussianWomenMagazine.com All Rights Reserved.