НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ  ОН И ОНА  ОБ АВТОРАХ ПИШИТЕ НАМ
Кое-что о любовной переписке

Этот рассказ я бы хотела начать с вопроса к моим дорогим читательницам. Умеете ли вы писать любовные письма на английском или каком-нибудь другом иностранном языке? И если умеете, то знаете ли вы как применять свои навыки? Самый простой ответ предвижу от дам незамужних, ведущих любовную перепеску с инностранным кавалером. Хотя и тут могут быть различные варианты. Но дело как раз не в вариантах и нюансах такой переписки. Я бы хотела поговорить о другом. О тех женщинах, которые уже прошли этот этап, благополучно вышли замуж и хотят помочь своим родственницам или подругам найти свое счастье за пределами Родины. А подруги эти зачастую или не знают иностранного языка, или не имеют компьютера, а иногда и представления о том, как эту любовную переписку все же вести. Поэтому и садятся наши замужние и умудренные опытом заморские русские леди за компьютер и начинают переписку от лица своих менее удачливых подружек. Что из этого выходит? Об этом мой рассказ.

Начну со своего личного опыта. На Родине у меня осталась любимая подруга - одинокая, красивая и жаждущая любви. Уезжая в Америку, я покидала ее с тяжелым сердцем и надеждой, что я все же смогу ей помочь найти спутника жизни в каком-нибудь уголке земного шара. Конечно, сначала мне было не до нее. Ведь моя замужняя жизнь, да еще в новой стране только начиналась. Но попривыкнув и поосмотревшись я принялась за устройство судьбы своей подруги. Галина, так мы назовем ее в этом рассказе, поначалу сопротивлялась. Она писала мне, что не знает языка, не сможет привыкнуть жить в чужой стране, к тому она считала, что вряд ли кто-нибудь из любителей русских невест заитересуется женщиной ее возраста - не то чтобы преклонного, но уже далеко и не юного. Галина не верила, что может встретить настоящую и большую любовь и, что самое страшное, она не верила в себя. Несколько месяцев у меня ушло на переписку с ней (благо у Галины был компьютер), в которой я убеждала ее попробовать. Я писала ей что только пошлю ее фото и объявление в какой-нибудь из сайтов знакомств, а там посмотрим. В общем, наконец, согласие было получено и фотография моей подруги появилась в Интернете. Но, как ни странно, письмами ее никто забрасывать не стал.

Прошло еще пару недель и наконец письма стали приходить по-тихоньку. Мужское население планеты заинтересовалось нежными чертами лица моей подруги и ее призывами к большой любви. Они посылали ей письма, она переадресовывала их мне, а я составляла, как мне казалось, разумный ответ и посылала подруге, чтобы она отправила адресату. Однако Галина требовала от меня русского перевода моих посланий и, прочитав их, требовала переделки. Она приписывала мне свои вопросы кавалерам, которые мне казались неуместными. Я писала ей наставительные письма с объяснениями как вести себя с иностранными кавалерами, она не соглашалась. Наконец, составленный общими усилиями меморандум отправлялся адресату. Но так как письма, которые я писала от лица подруги, не содержали в себе романтики, интриги, какого-то определенного духа, присущего подобной переписке, того чего-то неуловимого и важного, что заставляет биться сердце мужчины, переписка сама собой затихала. Как я ни старалась поставить себя на место ищущей любви дамы, в каждой строчке моих писем сквозил прагматизим и сухой расчет. Врочем, переписка затихала и еще по одной причине - не было настоящей заинтересованности ни со стороны Галины, ни со стороны ее респондента. Кавалеры вяло пописывали, я, совершенно не настроенная на романтические чувства, вяло отписывалась. Потенциальные женихи появлялись и исчезали. Те, кто нравился мне и казался подходящей парой для моей подруги, не нравились ей. И наоборот, на мой взглял какие-то проходимцы, завораживали ее внимание.

Что ни говори, а вкусы относительно мужчин и взгляды на взаимоотношения с ними у нас с подругой были совершенно разными. К тому же начитавшись баек в местной прессе об иностранцах, которые интересуются русскими невестами, она сделала вывод, что все они либо инвалиды, либо неудачники или просто сумасшедшие. Мой удачный пример ее не убеждал. Она считала, что мне просто повезло.

Как-то она получила письмо из Швейцарии. Швейцарский жених был умен, привлекателен, судя по приложенным фотографиям, но один штрих насторожил Галину. На всех четырех присланных фотографиях швейцарец либо сидел на велосипеде верхом, либо стоял рядом, облокотясь на него. "Почему он на всех снимках с велосипедом?" - справщивала она меня, - "Наверное у него не все в порядке с ногами!" Я недоумевала в ответ: "Почему ты делаешь такие выводы? Раз он на велосипеде, это значит, что он любит на нем кататься и это как раз говорит от том, что с ногами у него все в порядке". Но подруга настаивала на своем и буквально заставила меня задать швейцарцу вопрос в лоб: "Почему вы на велосипеде?" Швейцарец прислал ответ, достойный настоящего мужчины. "Для декорации. Я просто не знал, куда деть руки, а ничего другого, кроме велосипеда у меня не было под рукой. Но я был бы счастлив если бы вместо велосипеда в моих объятиях оказались вы." Так начались их переговоры о встрече. И они таки встретились, но между ними не возникло взаимного чувства. Однако велосипед тут был ни при чем. Просто швейцарца не устроил тот факт, что моя подруга не щебетала как воробышек. Для этого ее английский был слишком плох. А другого языка общения у них не нашлось. Но речь сейчас не об этом, а о том, что встретилась со своим первым кавалером моя подруга не с моей помощью, а вопреки ей. И я поняла: пока Галина не возьмет бразды управления перепиской в свои руки, она не достигнет желанного результата.

Так бы и продолжался этот марафон в никуда, если бы моя подруга, наконец не купила электронный переводчик и не пошла на курсы английского языка. Она стала переписывпаться со своими мужчинами по своему выбору и без моей помощи, только изредка спрашивая у меня совета. Ее непосредственность, неосведомленность в некоторых делах, а также наивные вопросы просто восхищали мужчин. Они наперебой звали ее в гости или собирались навестить Галину в ее доме. Со временем, благодаря настойчивости, которую стимулировало желание общаться, моя Галина заговорила по-английски, стала отвечать на телефонные звонки и что-то там лепетать в трубку. Ее неприхотливая болтовня с сильным русским акцентом сражала иностранных женихов наповал. Они ее страстно желали и даже намекали на серьезные отношения. Но моя подруга была непреклонна в своем желании встретить большую и настоящую любовь и поэтому не сдавалась и продолжала поиски. И она эту любовь встретила и собирается замуж. Оба - моя подруга и ее избранник - очень счастливы и просто обожают друг друга. Но это уже тема другого рассказа.

Ольга Сапп

НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ  ОН И ОНА  ОБ АВТОРАХ ПИШИТЕ НАМ