НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ  ОН И ОНА  КАРТА САЙТА КОНТАКТЫ

"Техас - 2. Русские жены"

Главы из книги Ольги Королевой-Девис

Леля

Леля злобно шагала из угла в угол. Разве это та жизнь к которой она стремилась? Америка! Она горько усмехнулась. Все оказалось неправильным, все оказалось совершенно иным, совсем не тем, о чем она читала в книгах  и видела в фильмах. Где приключения и погони? Где злобные негодяи и доблесные супермены - стройные подтянутые, накачанные и симпатичные?

Уже прямо в аэропорту Леля испытала шок, увидев безобразно толстых женщин. В России толстяки тоже встречаются, но такие - поистине «королевских» размерчиков, нужно еще поискать. Да и среднестатистические мужики не ударили в грязь лицом. Животасто-жопастые, они еще отличались высоченным ростом, удачно дополняя таких же могучих спутниц жизни...

К тому же Лелю угораздило потеряться в Сиэтловском аэропорту. Алена велела дожится ее в комнате с диванчиками, но движимая заботой о своем имуществе Леля понеслась за основной массой пассажиров, состоящих преимущественно из русских моряков. Прекрасно зная эту публику еще по Корее, новорибывшая  с выпученными глазами носилась по аэропорту, пытаясь безуспешно найти подругу, которая обещала ее встретить. То, что это не так просто, она поняла практически сразу и попыталась втолковать служащему - высокому негру, что она нуждается в объявлении по радио. Тот обьявил, но Алена, по всей видимости, надолго затерялась в аэропортовских джунглях и через три часа обессилившая Леля предприняла попытку позвонить подруге домой. Но телефон металлически-вежливым голосом что-то неразборчиво сообщал ей и она понуро присела на свои драгоценные баулы. Даглас находился в море и никак не мог помочь, а чтобы добраться до его сестрицы, надо было связаться с Аленой, которая могла обьяснить, по какому адресу прислать билет.

- Что потерялась? - участливо обратился к ней какой-то русский мужчина и Леля понуро закивала головой.
- Не только потерялась, а еще и не могу дозвониться, может телефон не работает?
- А здесь это вполне вероятно - не заплатили вовремя счет вот и вырубили за неуплату...
Припухшая от такого сообщения Леля понуро уставилась в пол.
- Да не расстраивайся ты! - весело произнес мужчина. - Я вот сейчас жену с дочкой встречу и поехали к нам! Пока своих не найдешь у нас поживи....

У Лели потеплело на душе. Все-таки не такие уж русские и... Тут она поперхнулась:
"Что за дурацкая привычка у меня появилась в последние время - видеть только плохое в людях и не замечать хорошего".
- А единицу нужно набирать? - поинтересовалась она, осененная свежей идеей.
- Конечно, - кивнул мужчина и Леля вновь понеслась к автомату.
- Леля, немедленно позвони мне по рабочему телефону! - гневно отвечал Аленин голос.

Автомат с довольным урчанием начал пожирать ее карточку за двадцать долларов и Леля взгрустнула по дешевым Южно-Корейским карточкам.
- Казанцева! Где тебя черти носят? - проорала Алена, когда Леля дозвонилась ей на работу.
 - Я тут возле переходика, вот в окно вижу.
Но Алена, злобно хмыкнув, лишь прошипела:
- Я тебе покажу переходик! Я там четыре часа по этим переходикам носилась! Теперь сиди и жди, я не могу сейчас бросить работу.
Как потом узнала лела, таких "переходиков" в аэропорту не меньше десятка.

- Слушай, а почему тут так темно? - изумленно крутила головой Леля, разглядывая Сиэтл. После небольшого отдыха Леля упросила Алену показать ей город.
- Хочешь света? Езжай в Лас-Вегас, - раздраженно отвечала Алена, стараясь не пропустить выезд на фривей.
- Надо поторопится что бы не попасть в трафик!
- А это что?
- Что?- на мгновенье отвлеклась Алена. - Ничего, поживешь здесь так скоро роднее слова не будет. Это вроде  нашей ээээ... пробки...

С утра Алена поехала на работу, а Леля отправилась по магазинам. Алена обьяснила ей как добраться до ближайшей «плазы» и тут уже Леля поняла, почему так все ломятся в Америку. Магазины - вот где настоящее величие страны. После довольно тощеньких прилавков России, даже Южно-Корейское великолепие, как то разом поблекло и съежилось.

- Да тут целой жизни не хватит что бы все перепробовать!- восхищенно подумала Леля, жадно разглядывая витрину с йогуртами, еле сдержавшись, чтобы не сгрести все в кучу и не забить тележку полностью. Но, когда она добралась до мясного отдела, рот ее непроизвольно округлился - стэйки, уже нарезанные, красивенько упакованные, любой толщины и размеров лежали красивыми грудами и вконец измученная нелегким выбором Леля решила купить только упаковку пива. Достав одну бутылку, она принялась оглядываться и в поисках открывашки. Наконец, сообразив, открутила пробку и отхлебнула пивка...

Что тут началось! К ней тут же подлетел мужчина в униформе и принялся выдирать из ее рук бутылку, что-то при этом выговаривая. Ошалевшая от такого напора Леля, цепко держала любимое пиво и пыталась втолковать, что она не воровка, что она заплатит за пиво и где же эта касса? К ним подбежал уже другой мужчина и, сделав рукой знак первому мужчине, что-то обьявил по радио.

- Давно в Америке?- приветливо улыбнулась женщина с усталым лицом.
- Второй день...- оторопело произнесла Леля.
Женщина что-то быстро затарахтела на английском и мужчины, понятливо заулыбавшись отошли от нее.
- Что здесь происходит? Я заплачу за пиво!- возмущенно сказала Леля.
- Пиво придется выкинуть в мусорку, - твердо проговорила женщина.
- Но почему? Я заплачу!- как заведенная повторяла Леля.
- Потому что по закону запрещено распитие спиртных напитков в общественных местах....

- Казанцева!- орала Алена. - Ты не можешь без неприятностей! Только приехала - уже! Тебе еще повезло, что в тюрьму не загребли. Они могли запросто вызвать полицию!

После этого случая восторг по поводу магазинов улетучился сам собой. Да... Америка разочаровала Лелю по всем статьям. Даже Алена...
- Слушай, ты во Владике такая жар-птица была, а здесь поблекшая  какая-то?
- Что?- подскочила Алена и побежала глядеться в зеркало.
- Я что плохо выгляжу? Постарела за эти пять лет, что мы не виделись?
- Да нет... - поморщилась Леля. -Я совсем не это имела ввиду. Ты совершенно не постарела. Точно такая же, без изменений. Но где твоя косметика? Что за скромненькие джинсы? Где твои ультрамодные наряды?
- Я посмотрю на тебя через годик, - усмехнувшись, произнесла Алена. - Здесь иначе нельзя, если я выряжаюсь, то на работе все спрашивают меня: «Ты что на пати собралась?»

Аленкины подружки были такого же мнения:
- Я, когда только приехала, вырядилась, - рассказывала Аленина подружка, заехав в гости.- В принципе ничего особенного - длинная юбка. Но зато с каким разрезом! Вобщем я прошла от машины до банка, примерно метров десять. Сиэтловские негры, что тусовались неподалеку,  высказали все что они думают о моих ногах, заднице и какими способами  можно трахать женщин в юбке с таким разрезом... Больше я ее не надевала... Джинсы, брюки - вот самый приемлимый наряд, - отхлебнув чая произнесла Вика.

С раздражением Леля отметила, что пиво кроме нее никто не пьет.
- Мы же за рулем!
- Ничего, Казанцева, привыкай!- похлопала ее по плечу Алена.

Плюс Лелю постигла другая беда, она начала стремительно набирать вес... Еше когда она только приехала, то в сауне Алена разочарованно оглядела расплывшуюся Лелину талию.
- А ты такая «горная газель» была когда-то, - заметила она ехидненько.
- Что поделать! - пожала плечами Леля.- Все меняется в том числе и размеры...

Но это было только начало. Добравшись наконец-то до сестры Дагласа Мегги, она непривычная к сендвичам, лозанье и мясу, почти приблизилась к размерам своей сестры в законе. Даже сам муженек немного оторопело оглядел ее, вернувшись с морей.
- Как ты поправилась - сказал он недовольно.
- Ты обещал любить меня всякую!- огрызнулась она. - Стараюсь слиться с местным населением...

Как оказалось, все красавицы и красавцы прочно обосновались в Голливуде в солнечной Калифорнии, но никак не в дождливом Беллвезере, один в один скопировавшем Владивосток с его сопками (в комплекте с вулканом и горами), заливом, островами, закатами, набережной с её “Баржой". Хотя отличия были. И в первую очередь - невероятная чистота американского города. Правда, канадские гуси, осенне-зимней порой, загадив чистые асфальтовые дорожки, с лихвой напоминали о Родине. Да и погода, как-будто, скопировав владивостокскую, исключила из расписания зиму. Именно поэтому климат Беллвезера позволял произрастанию столь диковинных цветов и кустарников, что, если бы они не цвели на каждой улице, Леля никогда не поверила бы в их существование.

Не... Ну как так можно? Вроде - дерево-куст. Но одни цветы и листьев за цветами не видно. Ах, а какие цвета! Леля украдкой фотографировала наиболее полюбившиеся ей цветы. Это нужно было делать осторожно, потому что в США существовал закон о частном владении, где никто не мог даже припарковать машину рядом с чужим домом, не говоря о том, чтобы разгуливать по чужой территории.

И все же Беллвезер, очень красивый маленький городок не смог завоевать Лелино сердце. Любимый  Пусан -  вот что запало в её душу. А еще Леля, всегда любившая перемену мест, возненавидела путешествия... Даглас, как моряк, не имел постоянного места жительства. Да ему, проводящему месяц - два на берегу, дом и не нужен был. Но зато машину он купил для Лели сразу.

"Если бы это было бы во Владике, вот это был бы кайф... Как бы я там рассекала! Нос кверху - пальцы пучком... А тут каждая семья имеет по две-три машины", - с тоской думала Леля, учась вождению.

Первые полгода она провела у Мегги  в маленьком городишке в Техасе, где не было ни одного русского в окрестностях. Хотя одну школьницу из Москвы она встретила. Но у нее был прекрасный английский и, как Леля, недостатком общения, москвичка не страдала. Леля названивала в Россию, в Корею, поэтому первый телефонный счет поверг ее в состояние легкой прострации. 600 баксов! Второй и третий оказался не меньше.

- Жена, ты давай поэкономнее... - почти миролюбиво произнес Даглас.
После его прихода из морей они поскитались еще по Штатам, живя то у  друзей, то у родственников.
 - Слушай, сколько мы будем кочевать? - раздраженно спросила Леля своего мужа во время одного из переездов.
- Не пора ли подумать о доме?
- А зачем нам дом?- беспечно отмахнулся Даглас.
- Детей все равно у нас не будет, так что будем путешествовать...

Это было правда, Даглас сделал операцию по перевязке семенных каналов после рождения двоих детей а прошлом браке. Сейчас его детки  были уже вполне взрослые и жили своими семьями.
«Понятненько... А мне как бы дети не нужны, - мрачно подумала Леля. - А с другой стороны, может оно и к лучшему, что у меня детей от тебя не будет. Поживем - увидим...»

В конце-концов судьба занесла их к очередным друзьям в дождливый Беллвезер и тут уже Леля взбунтовалась. Все! Хватит! Никуда она пока не поедет, и если Дагласу приспичило еще помотаться, то пусть это делает без нее, ей нужна передышка.
- Хани!- вкрадчиво бархатным голосом обычно начинал Даглас. - Ты же знаешь мою мечту... Я всю жизнь жил в домах, а теперь, давай подкопим денег, купим яхту и уйдем в кругосветное плавание...
Что бы не взорваться, Леля уходила на кухню и делала глоток-другой текилы.
- Мы поедем на Аляску....
«Надо бы еще глотнуть».
- И пойдем вдоль побережья. Горы, ледники... Я покажу тебе самые красивые места на планете..
- А  пальмы там будут?- ехидно спрашивала Леля, ее тянуло в солнечную Калифорнию, но никак не на холодную Аляску.
- Ты знаешь, что я ненавижу этот штат и ноги моей там не будет!- взрывался Даглас

И Леле приходилось констатировать, что ее семейная жизнь идет совсем не так, как она планировала. И  Америка это не страна чудес, но почему люди не знают и не понимают этого... Потому что нет достоверной информации о ней. И знают об этой стране по фильмам или книгам, а личные ощущения... Тут как уж тебе повезло.

Леле пришлось признать, что её английский, которым она так гордилась в Корее, здесь совершенно непригоден.Что Даглас, только потому что сильно влюбился в неё (дурачок), учил русский и от сильной любви, со словарем понимал её жалкое (на первых порах) лепетание... Все! Решительно все все получилось не так как она представляла. Запуганные феминистками мужчины, боялись глянуть на неё пристальным взглядом, да  и Даглас, недовольно морщась, требовал, чтобы она больше не надевала этой короткой вульгарной юбки,  когда они идут по магазином.

- А что?- агрессивно вздыбивалась Леля (Ей как раз удалось влесть в одну из юбок), - У меня что, ноги страшные? Вот эти толстые медузы пусть носят мешки, чтобы не пугать народ, а я пока еще не таких размеров... (Да и паранджа вообще-то некоторым не помешала бы).
- Лола! - терпеливо говорил муж, - Если помнишь, я тебе еще в Корее говорил, что здесь так не принято одеваться. Так одеваются только определенного сорта женщины... Ну, конечно, их здесь нет, это пороки большого города, но все равно...

Леля злобно хлопала дверью и шагала из угла в угол.
"Муженек! Даже не может правильно произнести её имя! На что она разменяла свою свободную жизнь, вольный ветер, расправляющий её крылья, ветер странствий? На сытую, скучную, нет - наискучнейшую жизнь. Все здесь стало обыденным, магазины ли, экзотические рестораны, да вообще... Это мне расплата, - глотала слезы Леля, - За непомерное тщеславие, за предательство..."

Всех её знаний хватило, что бы устроиться на работу  в «Сабвей» и стараться не перепутать , что за чем надо накладывать.

Даглас обьяснил, как оказывается дорог процесс эмиграции и что он потратил почти все деньги...
"Значит работай больше, урод!" - мысленно скрипела новоизмененная Леля, потому что высказать столь крамольные мысли она уже не смела.

Даглас - такой прикольный и четкий в Корее превратился в обыкновеннейшего зануду в Америке. К счастью он не слишком обременял Лелю своим присутствием, месяцами пропадая в морях. А кого еще она могла «поймать» на Техасе, где толпами гуляют моряки? Тайные миллионеры не спешат обнародовать свое благосостояние...

Столь злобной кондиции Леля достигла благодаря Кристмасу - католическому Рождеству. На праздник они поехали к Дагласовой сестрице в очередную тьму-таракань и поначалу Леле даже очень понравилось совместное выпекание печенюшек в рождественнском стиле и бурная подготовка к празднику. А как прекрасны были украшенные к празднику дома! Тут уже словно каждая семья соревновалась, кто лучше. В России даже лампочки из подъезда выворачивают некоторые чрезмерно экономные персоны, а здесь обилие разноцветных гирлянд никого не удивляло. Стояли различные пластмассовые или железные фигурки снеговиков, оленей, Сатнта- Клаусов, а иногда и групповых скульптур, символизирующих рождение Христа.

"Ну надо же и никто не ворует, - Задумчиво прохаживалась Леля, мысленно составляя план снятия гирлянд под покровом ночи или прихватывания оленей вместе с санями и Сантой. Но все  оказалось таким же фальшивым как и роскошные груди у американок. (У Лерки по крайней мере сиськи были огромные от природы) Рождество - это самый наискучнейший праздник, где все веселье заключалось в том, чтобы, вскочив в шесть часов утра, открыть красиво запечатанные подарки А Рождественский стол исключал всякий намек на алкоголь... Большего разочарования Леля еще не испытывала, когда, алчным взором впившись в маленькую коробочку,  аккуратно разворачивала слои подарочной бумаги, мысленно примеряя бриллиантовое колье или браслет, или что-то не менее ценное. А там оказалась лишь маленькая фигурка ангела...

- Итс со кьют!- запищала Мегги - Дагласова сестрица и Леле ничего не оставалось, как широко осклабиться муженьку и кивком поблагодарить его. Мысленно же...

- Слушай Ален, - жаловалась она по телефону любимой подруге, - Все понимаю, но такое...
- А что ты хочешь? - отвечала Алена, - Тут так принято, нравится не нравится, а приходится делать вид, что тебе не хватало именно этой вещи. Открываешь такой  сказочно-загадочный, красиво упакованный подарочек, а там свеча... Но ты обязана сделать вид, что именно ее тебе всю жизнь не хватало ("Например в заднице", - мысленно добавляла Леля.) Лель, да и вообще, поживешь здесь побольше - поймешь, что здесь все пропитано лицемерием. Фальшивые улыбки, фальшивая вежливость, сегодня соседка улыбаясь здоровается с тобой, а завтра ты получаешь бумагу на выселение от менеджера, потому что твои детки, видите ли, слишком громко играют и мешают спать ей... И знаешь, это правильно! (Тут Леля изумленно подскочила.) В России тебя соседи сверху зальют и ты нигде не можешь справедливости добиться, а здесь без проблем, весь ущерб тебе оплатят - в зависимости кто виноват. Здесь при всем том, ты защищен законами, просто надо расстаться со многими русскими понятиями. У тебя плохое настроение с утра? А здесь это никого не волнует, ты если работаешь, тем более на публике, то будь любезен, нечего остальным портить нервы. Начальник не наорет на тебя  как в России (я не имею в виду русские бизнесы). Тебе везде улыбаются ты будь любезен, улыбайся в ответ! Мы приехали в другую страну, где совершенно отличные от нас традиции и обычаи, тут уже надо или полностью принять или же - возвращайся обратно и живи, как тебе нравится...

Про Новый Год вообще не приходилось говорить... Когда изумленная Леля узнала, что ничего в праздничной программе, кроме сна не предполагается, она сначала впала в легкий ступор. Отойдя немного, вкрадчиво начала:
- Хани ! (Что б ты всю жизнь стихами говорил!) Ну ты же помнишь по Корее, какой это важный праздник у русских... Надо это, как бы того... Развеятся что ли?- уже почти робко предложила Леля. Но  «Ханин» кровожадный взор сверкнул так многозначительно, что у Лели пропало всякое желание продолжать светскую беседу. Вместо того что бы хлопнуть дверью так , что бы повылетали все косяки, а в лучшем случае рухнул бы весь дом, где они снимали квартиру, новоизмененная  Леля лишь тихонечко прикрыла дверь ведущую в спальню и упала на кровать...

Новый Год... Это  время, когда еще за две-три недели до праздника, лица прохожих становятся немного  загадочными, потому что некоторые из них везут домой елки, и аромат хвои неуловимо радует и ободряет тяжелую атмосферу вечно переполненного общественного транспорта. Когда при входе в любое здание можно поднять с пола маленькую елочную веточку, которая случайно отломилась от дерева, которое сейчас устанавливают а актовом зале. А какими удивительно красивыми становятся лица сослуживиц! А сослуживцы неожиданно становятся галантными кавалерами и даже некоторое время перестают дышать перегаром в лицо. А Новогодние стенгазеты, где все пишут друг другу веселые пожелания и стихи... А запахи! Да, те, что разносятся по коридорам, потому что каждый отдел  готовит и подогревает на маленьких плиточках что-то свое, вкусненькое, чтобы потом все составить на общий праздничный стол  и НАЧАТЬ! Леля дернула ногой, представив на мгновенье, что сейчас творится в России.

"А еще девчонки завидуют мне, - горько усмехнулась она, оторвав от подушки залитое слезами лицо. - Если бы они только знали..."

Лерка  также периодически позванивала  Леле и интересовалась душевным состоянием подруги. Кто как не она знала Лелины заскоки и честолюбивые  желания, потому что обе, родившиеся под знаком Близнецов, они понимали друг друга. Даже так непонятный остальным людям поступок, как любить, причем искренно одного мужчину, а пойти спокойно потрахаться с другим, потому что природное любопытство брало свое. Но похоже для Лерки  «кураж» уже закончился. Полюбив основательно и постоянно,  Лера уже не смотрела ни на кого и Леля даже позавидовала ей:

"Она ехала в Америку к Любимому,  а - к какому-то дяде, которого  даже и не знала хорошо, но за которого выскочила замуж в надежде, что буду жить в четенькой Америке и Голливуд ждет меня, не дождется.

Но Лерка как всегда была прагматиком  в отличие от вечно романтизирующей все Лели. Несмотря на все трудности и препоны Валерия Орлова вышла замуж за Клэма и у неё все стало хорошо...

"Ну почему? Почему у бывшей проститутки  может быть жизнь... А у меня существование... Почему? Почему я просто Никто... Я еще хуже чем была в России... Я...."
"Потому что Валерия вышла замуж по любви, не продалась за цену, что называется  «житье в США» - услужливо шипела вылезшая из ниоткуда совесть. - И если уж ты хочешь что-то получать, то как за всякую приятную вешь,  надо платить. Кто-то платит деньгами, а кто то своей молодостью, годами, телом... Потому что надо быть по жизни честной, как твоя же любимая подружка. Она если продавалась, так продавалась, а если влюбилась, так влюбилась... Так что каждому ээээ.. По возможностям и желаниям".
"Заткнись!"- в ответ мысленно рявкала Леля и вытравливала нежданную гостью текилой. Текила мастерски справлялась с задачей по убиению совести и Леля все чаще и чаще коротала вечерок  за бутылочкой.

Голливуд... Далекий, таинственный и недосягаемый, приблизился географически, но отодвинулся во временном пространстве на два -три года до получения, как минимум, постоянной гринкарты. Тогда бы она уже могла закатить Дагласу такой хороший роскошный скандал, с нормальной визгливой истерикой и битьем посуды в завершении, а не поскрипывать тихо зубами, когда она он выдвигал очередной скучный план построения кредитной истории или такой же скучнейшей семейной жизни.

«Ну я и цапанула себе сокровище!”- размышляла Леля разглядывая супруга,  как-будто видела его впервые. - «Старичье! И туда же! Приперло его видите ли женится на молоденькой!  Только посмотрите на его отвисшую, бугристую кожу на шее, кривые зубы, на эти страшные выпученные глаза... А где собственно были мои глаза, когда я решила выйти замуж за этого крокодила? Разве я могла подумать, что мне прийдется пойти на такое? Пить надо было меньше! Корова тупая! Сашка, любовь моя, мой беспечный панк-рок! Как я скучаю по тебе, как мне тебя не хватает...

- Лель, ты сделала правильный выбор - жестко сказал ей Сашка на прощанье. - Нечего тут в России ловить. Да ты и сама знаешь, если бы у меня был шанс попасть в Канаду, я бы там и остался..

 «Голубые пароходы» не зря больше не имели заходов в Канадский порт Ванкувер, после того, как почти треть моряков растворилась в неизвестном  Канадском направлении.

Вообще процесс жениховства проходил в каком-то радостном, пьяном угаре.
«Раз Лерка едет  в США, то почему бы нам не поехать вместе!»
Впервые мысль о том, правильно ли она поступает,  решив выйти замуж за человека, который старше ее почти в два раза и которого она совершенно не знает, закралась лишь тогда, когда они с Леркой, «тепленькие» и с полной бутылкой текилы, дожидались приезда Дагласа в Пусанском аэропорту.

Даглас  подстригся, что существенно отразилось на его и без того довольно непривлекательной  внешности. Все-таки длинные волосы здорово молодили и красили его и Леля неожиданно протрезвев, на мгновенье задумалась. Начерта ей сдался этот почти дедушка? Но тут же, открытая по случаю приезда жениха текила, вышибла все остатки мозгов. А с другой стороны - кто на Техасе не мечтал выйти замуж за иностранца и сменить страну? Тем более - за американца, который влюбился в тебя до безумия.
«Я буду из него веревки вить!». - самоуверенно подумала  она... В итоге раз-два  и извольте - она замужем! Но только одно не учла Леля - как так можно жить с человеком, которого и терпишь-то с трудом? А главное спать с ним? Поэтому перед походом в постель она старалась пропустить стаканчик-другой. Но вскоре муж заметил это и в категоричной форме запретил ей пить. А точнее тратить деньги на алкоголь.

- Хани, пиво  так дорого, мы должны экономить деньги!
- «Сука»! - скрипела про себя Леля.....
- Да я в Корее могла залится пивом... Впрочем и в России... Ладно, свалишь ты в море...

Когда Даглас  уходил в море Леля ударялась в пьнство от радости, что ненавистный супруг уехал. Нет,  это были не бесшабашные и соответсвенно озорные попойки, как в Корее. Это было глухое, тяжелое потребление алкоголя от безысходности.

- Ничего, ничего, это я как бы в почти комфортабельной тюрьме... Вот дождусь документов... Ха! Только ты меня и видел... «Самый лучший, в мире крокодил!”.

Продолжение

НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ  ОН И ОНА  КАРТА САЙТА КОНТАКТЫ