НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ  ОН И ОНА  ОБ АВТОРАХ ПИШИТЕ НАМ
Вторая молодость мисс Паркер

Считается, что мужчины более азартны, чем женщины. Наверное, это так. Женщины не умирают от сердечного приступа на ипподроме, когда приходит вторым их любимый жеребец. Женщины не мечтают застрелить негодяя, обыгравшего их в покер.

Мисс Паркер была счастливым исключением из расчетливого, воинствующего племени женщин. Ее душу сжирала всепоглощающая страсть. Предмет ее страсти нельзя было вложить в альбом, спрятать в коробку, наколоть на булавку. Она даже не могла никому показать свои  уникальные экспонаты. Ее хобби было - примерять шляпки. Да, да, именно примерять, а не покупать. Почему не покупать, удивимся мы. Какая в этом радость - примерить шляпку и оставить ее болтаться  на металлическом рожке в магазине.
- Вы ничего не понимаете в удовольствиях,- сказала бы нам мисс Паркер. - Когда я воодружаю на голову это произведение искусства размером с Эйфелеву башню, с зарослями дикого винограда у подножия , и с птичьим гнездом на макушке, я превращаюсь в лесную фею, которой доступно любое колдовство. А вот эта стремительная черная шляпка, напоминающая ладью, со страусовым пером и вуалью в сеточку, вводит меня в салоны высшего света, где сильные мира сего добиваются одного моего благосклонного взгляда... В этой - я деловая дама, а в этой - шаловливая девчонка...

Но оставим мисс Паркер в одиночестве предаваться ее невинным развлечениям, а сами немного посплетничаем... Не будем осуждать героиню  нашего рассказа за ее странное хобби. Пятидесятишестилетняя мисс Паркер не гоняла на роликах в далеком детстве и на гудела в гудок трехколесного велосипеда. Ей не назначали свиданий мальчишки в скверике у подножия памятника первому президенту Америки Джорджу Вашингтону... Первые двадцать лет своей жизни она провела в инвалидной коляске, сраженная тяжелым недугом... Она унаследовала от матушки бурный мексиканский темперамент, ее черные волосы и невероятную полноту. Шотландец-отец наградил дочь орлиным носом, лошадиными зубами и полным отсутствием подбородка. Когда юная мисс Паркер, ровно тридцать шесть лет назад, впервые самостоятельно вышла на улицу, улыбаясь от счастья, на своих тонких больных ногах, прохожие содрогнулись от ужаса...

Жизнь протекала мимо, со всеми ее радостями и горестями. Ничья судьба не зацепила своим крылом судьбу уродливой калеки... Мисс Паркер была мужественная женщина, и она сумела сохранить нежную душу, пылкое сердце и благородные помыслы. Похоронив родителей, она жила скучно, скромно и одиноко в маленькой квартирке на 42-ой улице. Просыпаясь утром, она любила понежиться в постели, читая любовные романы, преимущественно французские, и вставала лишь к полудню. Затем расчесывая у зеркала густые еще волосы, тронутые сединой, приговаривала: 
- Бедная Памела, бедная! Что с тобой стало! Правда некогда ты не блистала красотой, но сейчас... Никогда ни один мужчина не влюблялся в тебя, не вызывал соперника на дуэль и не стрелялся, отвергнутый! Ах, как дорого бы я заплатила за то, чтобы стать молодой и красивой! Жизнь прожита - пустая, скучная, одинокая жизнь!

С помощью приходящей прислуги она одевалась, выпивала на кухне чашку кофе со свежей булочкой и выходила на улицу... За углом дома стремительный Бродвей катил волны пешеходов и машин. С минуту она постояла в раздумье, не посетить ли ей сегодня "Мэйзис", всего-то семь кварталов вниз по Бродвею, но затем, решительно тряхнув кудряшками, потянулась вверх по улице. Вперед, к "Блюмингдейлу"!

О, блистательный Блюмингдейл! Швейцары в малиновых мундирах любезны со всеми, будь ты богач или нищий. Очаровательные девушки ненавязчиво предлагают парфюмерию, и мисс Паркер набирает полные карманы этих восхитительно пахнущих бумажек, и все ее сумочки, перчатки и шарфики издают запахи неги и роскоши... А эти мягкие ковры, а россыпи драгоценностей в стеклянных аквариумах... Но, минуя все эти прелести, мисс Паркер ковыляет  в правый дальний угол, где десятки шляпок призывно шевелят страусовыми перьями в ожидании хозяек...

Заходящее солнце, чудом пробиваясь сквозь гряду небоскребов, проникло своими горячими щупальцами вглубь магазина, и малиновый свет затмил электрическое освещение. Мисс Паркер потела над огромной соломенной шляпой, изобажающей цветущий сад. На левое ухо на золотой цепочке свисала розочка, надо лбом красовался огромный подсолнух. В поисках наиболее выгодной композиции мисс Паркер сдвинула шляпу на бок... и в зеркале  позади себя обнаружила отражение мужчины... Мужчина был лыс, гладко выбрит, левый угол рта оттянут книзу. Он был в черном костюме, в правой руке держал старомодный цилиндр. Изображение придвинулось и произнесло:
- Добрый вечер, мисс Паркер.-
Мисс Паркер уронила шляпу и обернулась. Впервые в жизни с ней заговорил мужчина! Через несколько минут мисс Паркер не сомневалась кем был ее собеседник... Господин в черных лакированных ботинках сообщил, что ей суждено прожить долгую жизнь, по-прежнему скучную и одинокую... К тому же обострится старая болезнь, и ее будут мучить сильные боли... В возрасте 78 лет, двух месяцев и трех дней ее задавит молочный фургон, когда она выйдет за свежими булочками к завтраку... Хотя булочная располагается в ее же доме, на первом этаже, господин пояснил, что фургон будет разворачиваться в тесной боковой улице, водитель даст задний ход и не заметит ее...

- Что вам угодно? - сухо поинтересовалась мисс Паркер. Неизвестный оглянулся, приложил палец к губам и увлек свою жертву в пустынный уголок, хотя в таком месте, как Блюмингдейл, уединиться трудно. Здесь, среди сваленных в груду шелковых шарфов, никого не было. Посетители пробегали мимо, устремляясь туда где свет, золото и хрусталь...

- Итак, не угодно ли будет мисс Паркер по ее собственному желанию превращаться в юную, обворожительную и талантливую девушку и познать все то, чем она была обделена в своей жизни?-
- Конечно! - закричала мисс Паркер и схватила собеседника за руку повыше локтя. - Конечно, - повторила она.- О, Боже!
- Т-с-с, - вдруг рассердился мужчина. - Не упоминайте при мне... И потише, пожалуйста, потише... -  Его лицо исказила злобная гримасса, и он оглянулся, пытаясь оторвать пальцы мисс Паркер от своего рукава.
- Ах, да, конечно молчу, - забормотала мисс Паркер. - Молчу, но не томите! Ах, как интересно! Но почему я, и зачем вам это нужно?-
Загадочный господин искривил в усмешке свои тонкие губы: - Но вы же сами не далее как вчера говорили, что дорого бы заплатили за то, чтобы стать молодой и красивой. А у нас, видете ли вы, не хватает обслуживающего персонала. Где? Ну, там, где грешники... Нет, нет, не пугайтесь, - поджаривать их мы вам не доверим. Для этого нужны специальные данные. Вы нас устраиваете, как административный работник. Ничего сложного. Сидеть за столом и регистрировать в книгу поступающих грешников. Работа чистая, спокойная. Вам не хочется, я понмаю... Но откуда, позвольте такая уверенность что вы окажитесь после смерти в раю? Даже если вы и не грешили, это не значит, что вы попадете в рай. А если это и случится, там не так уж и хорошо, как вы думаете, уверяю вас! Вечно гулять под вечнозелеными деревьями и слушать никогда не прекращающиеся вопли этих болванов-павлинов! - и он сердито замолчал.

Уши мисс Паркер полыхали  малиновыми отблесками заката, сердце бешено стучало в живот... Сатана нетерпеливыми движениями поднес руку с часами к глазам...
- Я согласна, - резко выкрикнула мисс Паркер.-Я согласна, я хочу быть молодой, здоровой, красивой, а потом хоть к черту на рога!
- Я не ошибся, когда выбирал вас, - произнес черт и протянул ей золотой перстень. - Наденьте это на мизинец и никогда не снимайте. Когда захотите превратиться в девушку, поверните череп на перстне вокруг своей оси, и сделайте тоже самое, когда пора будет возвращаться в самое себя... - Он хмыкнул, воодрузил на лысый череп цилиндр и потер руки.
- А плата, какова плата? - вскричала мисс Паркер. Уже отходя, он бросил через плечо: -  Ваша жизнь. Каждый час пребывания в молодости отнимает у вас год жизни. Год жизни - за час счастья. Помните!

Вы думаете мисс Паркер сходу окунулась в соблазнительную жизнь? Вы ошибаетесь! Как ни велико было искушение, мисс Паркер не могла позволить себе вот так сразу, с бухты-барахты явиться в свет неподготовленной. Из французских романов она почерпнула массу знаний и пребывала в полной уверенности, что какая-нибудь оборка или ленточка на шляпке сведет мужчину с ума в сто раз вернее, чем интеллектуальная беседа... Во всеоружии красоты, ума и блеска собиралась она вступить в этот грешный мир! Мисс Паркер послала домработницу купить ей швейную машинку. Сама сходила в галантерейный магазин и принесла от туда целую корзинку ленточек, кружев и тесьмы. Затем купила ткани. День и ночь стрекотала швейная машинка, выдавая такие наряды, которым позавидовала бы сама Коко Шанель.

Душным июньским вечером, в пятницу, в джаз-клубе "Голубая Луна" появилась новенькая. Она вела себя независимо и к тому же была чертовски хороша. Незнакомка заказала виски с содовой, выпила, бросила быстрый взгляд в зал через плечо, усмехнулась и исчезла. Ричард, молодой, но уже пресытившийся успехом и жизнью актер, встрепенулся. Его поразил облик незнакомки, и особенно ее шляпка. Девушка казалась сошедшей со страниц романов Жорж Санд. Прошла целая неделя, прежде чем он снова увидел ее. Это случилось в доме его приятеля Дина Томсона, тоже актера. Дин отмечал свое тридцатилетие и  новый контракт с Голливудом. Таинственная дама была одета просто, как Анна Каренина на том самом балу - в черное открытое платье, которое, как рамка, оттеняла ее природную красоту. Во всех уголках дома звучал ее смех. Она даже села за рояль и спела в честь именинника низким красивым сопрано. Глаза мужчин горели страстным огнем, дамы откровенно нервничали. 

Незнакомка, накалив обстановку, внезапно исчезла. Заинтригованный Ричард выбежал вслед за ней на улицу. Его обхватила липкими лапами душная нью-йоркская ночь. Было совершенно безлюдно, толька какая-то толстая и безобразная старуха, тяжело опираясь на палку, переходила улицу... Ричард заболел, его недомогание можно назвать страстью, любовью, оскорбленным самолюбием. Его возлюбленная, та самая дама в черном, совершенно вскружила ему голову. Единственное, что он смог выяснить - это ее имя. Ее звали Памелой. Никто не знал откуда она появилась, где живет и чем занимается. Ее можно было встретить на вернисажах, званных обедах, в ночных клубах. Она приходила неожиданно и также неожиданно  быстро исчезала. Любой мужчина готов был пасть к ее ногам. Некоторые удостаивались ее милости. Но затем Памела совершенно игнорировала своего вчерашнего возлюбленного. Изменчивая кокетка увлекалась другим. Но она совсем ни казалась ни развратной, ни распутной. В ней была какя-то загадка... Эта неестественная жажда жизни, бившая через край, и затаенная боль в прекрасных глазах...

Блистательная собеседница, потрясающе эрудированная, она хорошо пела, великолепно танцевала, разбиралась в живописи, литературе и политике. Говорили, что это из-за нее развелся с женой один преуспевающий хирург, который исправлял носы молодым девушкам, рвущимся на сцену, и даже увеличивал им груди... Всех потрясло внезапное самоубийство уже известного нам Дина Томсона, на вершине славы прервавшего свою жизнь. Возле его тела валялся листок с нацарапанными словами: "Это невероятно, это невозможно..." - как будто он пытался что-то объяснить и не сумел. Ни у кого не было ни малейшего сомнения  в том, что причина гибели Томсона - его неразделенная любовь к прекрасной Памеле.

Мисс Паркер вечером у себя дома расчесывала перед зеркалом волосы.
- Бедняжка, - бормотала она. - Бедняжка, Дик! Ну разве можно так влюбляться! Он был просто невозможен! - Она вздрогнула, вспоминая произошедшее. В тот вечер они стали любовниками и, как обычно, она захотела побыстрее ускользнуть. Дик, задержал ее, умоляя немедленно поехать в церковь и обвенчаться. Она сказала ему какую-то колкость, он схватил ее за руки, пытаясь удержать, и нечаянно нажал на ее перстень. Миниатюрный золотой череп повернулся... и через минуту Дин закричал от ужаса - ведь он держал за руку старую, безобразно полную женщину с крючковатым носом и рыжими пятнами на лице... Она побежала тогда к двери и закричала: "Ты видишь, какая я? Теперь ты хочешь, хочешь на мне жениться?"  Уже на улице она услышала негромкий сухой хлопок...

Все, хватит с нее! Она испытала все, чем была обделена в своей жизни, и довольно! Трагедии этих глупых мальчишек отнюдь не веселят ее. Как ночные мотыльки, они летят на все яркое, красивое и непонятное. Будет с нее! Она достала блокнот, куда тщательно заносила проведенные в молодости  часы и минуты. Долго считала - пятнадцать минут, тридцать, целый час! Всего семнадцать часов, это значит, что жизнь ее сократилась на семнадцать лет! Сколько же ей осталось? Ей осталось жить...еще пять лет... Целых пять лет!  Она проживет их спокойно и хорошо. Будет гулять, вспоминать свою вторую молодость, по-прежнему примерять шляпки... Звонок в дверь прервал ее размышления. Она открыла. На пороге стоял Ричард. У него был совершенно безумный вид. В руках он держал корзину с розами.
- Извините, - пролепетал он. - Ради Бога, извините! Я так поздно... Я ищу Памелу, я знаю она здесь бывает, я вычислил. Вас я тоже знаю, я вас видел. Вы ее...?

Неожиданно для себя самой она сказала:" Бабушка. Я ее бабушка. Заходите. "Каким-то женским чутьем она поняла что нельзя его прогонять. Она могла сказать, что он сошел с ума и что  никакой Памелы тут нет и никогда не было, но эти отчаянные глаза...
- Заходите, - повторила она. - Памела должна сейчас придти. Ждите ее. А я проведу ночь у захворавшей приятельницы, это в соседней квартире. -  И она вышла из комнаты, плотно затворив за собой дверь. Мисс Паркер взяла узкое девичье платье на бретельках и закрылась в ванной комнате. Через две минуты, Памела, выскользнув из ванной, имитировала, что кто-то вышел из квартиры и зашел. Два раза хлопнув дверью, она появилась на пороге комнаты, где ее ожидал Ричард, со словами:"Ах вы негодный мальчишка! Выследили-таки меня и напугали мою бабушку! Я ее сейчас встретила на площадке. Придется мне вас за это наказать!" Какая это была чудесная ночь! Она любила и была любима. Сознание ее раздваивалось, она верила что это гибкое, юное тело принадлежит ей навечно. Но приходила память и ей хотелось кричать...

Солнечный зайчик запрыгал по лицу Ричарда. Он сморщился, чихнул, окончательно проснулся и сел в постели. В дверях стояла та уродливая старуха, бабушка Памелы. Она сказала:"Памела ушла рано утром. Она не хотела вас будить. Умывайтесь и идите на кухню. Я схожу за свежими булочками к кофе. Вы не представляете, какие восхитительные булочки пекут в нашей бакалее, я мигом..." Ричард смотрел в окно, как странная женщина заворачивает за угол дома, где был вход в бакалею... На противоположной стороне дороги стоял господин в черном костюме, в цилиндре и с тростью. Господин нетерпеливо посматривал на часы, а в переулок уже въезжал, давая задний ход, молочный фургон...

Лана Райберг

Этот рассказ перепечатан из книги Ланы Райнберг "Картонная луна". Если вы хотите купить книгу напишите автору (Olegmi@aol.com) или позвоните по телефону в Нью-Йорке (718-837-7208). 

НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ  ОН И ОНА  ОБ АВТОРАХ ПИШИТЕ НАМ