НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ  ОН И ОНА  ОБ АВТОРАХ ПИШИТЕ НАМ
Ультрафиолетовый луч

Шуре четырнадцать. Этим летом она похорошела, личико с зелеными глазами округлилось, его обрамляют тугие черные косы, веснушки влились плавно в цвет загара и сделали ее курносый нос неотразимым.

Сегодня она направилась на водохранилище и ее милый сарафанчик в обтяжку мелькает далеко на холме, куда солнце как раз собралось припечь погорячей, да вдруг облака его затмили. Шурины босые ступни лохматят пыль на дороге, сухая земля тепла, травы пахнут и настроение у нее сентиментальное. Степь, птицы, лесок вдалеке, ветерок - это ее стихия. Природа.

Она сбегает с крутого холма, ловко избегая острые камни и колючки, и вот уже пирс приглашает ее на свои гладкие подмостки, и вода там делает "плюх-плюх-шшш..." Села на краю доски, спустила ноги, плещет по воде туда-сюда. Оглянулась - никого. Оглянулась опять - и вздрогнула. Там стоял парень, лет шестнадцати и поглядывал в ее сторону. Отвернулась, снова глянула и заметила, что он светловолосый, с приятным лицом, на котором взгляд с хитринкой. Парнишка в свою очередь постоял руки в боки, посмотрел на воду, еще постоял и подошел поближе.

- Здрасьте... Я здесь на даче, а Вы?
- Я так просто...
- Ничего сегодня день, правда?
- Зябко немного, не покупаешься, - сморщила Шура неотразимый нос.
- Так зачем Вы пришли?
- За ультрафиолетовыми лучами, - нашлась что ответить она и тут же выпалила, покраснев, - А как Вас зовут?
- Ультрафиолетовый луч, - ответил взгляд с хитринкой.

Шура прыснула, выдав милейшую улыбку. Потом они оба рассмеялись: она - звонким колокольчиком; он- юношеским ломким перекатом. Немного погодя подростки разговорились, потом прошлись вдоль песчаного берега, заглядывая в корзинки рыбакам, и вернулись на пирс: он - в голубых плавках и расстегнутой белой рубашке, она - в сиреневом цветочками купальнике, оттеняющем ее гладкую, охристого оттенка кожу. Завязки на спине сходились бантиком и спадали концами вдоль плавного изгиба спины. Все в ней было гармонично и коротковатые крепкие ноги только добавляли очарования. Парнишка все это заметил и оценил.

Когда они вернулись на пирс, он мастерски нырнул в воду, вынырнул, игриво любовался ею в лучах вечернего солнца, затем вскарабкался наверх, ловко обхватил ее и попытался свалить в воду, но ее оглушительный визг резанул по ушам и оставил его остолбеневшим. Шура вырвалась, сердито косясь, отошла, подхватила свой сарафан и побрела назад домой. "Ультрафиолетовый луч", которого звали Сергей, сконфуженно поплелся за ней, чуть не забыв свои брюки на песке.

Половину пути они шли молча. Солнце гигантским оранжевым полукругом маячило впереди, постепенно оседая. И вот уже совсем стемнело и виден был только Шурин силуэт. На подходе к кварталам они остановились, Шура надела сарафан, а Сергей застегнул рубаху и натянул брюки.
- Не сердись. Я не хотел тебя напугать.
- Я не сержусь.

Потом они стояли у подъезда, потом внутри подъезда. Тесные подъезды как-то подспудно располагают парочки к обьятиям. Но самые первые любовные обьятия бывают неловки и утомительны, а то и глупы. Сергей и Шура, сами того не зная, выбрали глупый способ - просто стояли у стены, обвив друг друга руками и не шевелясь, и не знали, когда этому должен прийти конец. А в голове у Шуры проплывали галактики, время потеряло обыденные границы и магнит всех ее ощущений находился как раз там, где упругое тело подростка бугрилось и неудобно вдавливалось ей в живот. И вдруг - "Бах!". Из ее рук выпало средоточие ее юного вожделения? Сергей! Да, да! Он просто упал и к тому же так и продолжал лежать на полу! Шура сначала онемела, у нее выпучились глаза, потом она испугалась, прислушалась, но он дышал, равномерно, тихо дышал и, наверное, видел сладкие сны. Что делать? Она трогала его за плечо, но без толку. Девчонка стояла с полчаса и смотрела, и ждала, чересчур озадаченная, чтобы что-либо понять. С той же внезапностью, что и при падении, Сергей вдруг открыл глаза и, как ни в чем не бывало, встал, попрощался и ушел.

Больше Шура его не видела, а через много лет вычитала в научном журнале про болезнь, которая заставляет человека впадать в сон при стрессовых ситуациях (не важно, хороших или плохих). Для себя Шура решила, что "Ультрафиолетовый луч", наверняка, стеснялся своей болезни
и того дурацкого случая, а потому никогда не вернулся к ней. И все же Шуре, даже теперь, в ее двадцать с хвостиком, было обидно, что тогда, тем давним летним вечером Сергей ничего ей не обьяснил, а просто взял и испарился.

Как давно это было, в другой жизни. Сейчас Шуре сорок. Она была замужем, но теперь живет со своей дочкой студенткой во Флориде. Ее сегодняшний день заполнен чем-то необычным. Одна здешняя знакомая проявила инициативу и предложила свести ее с одиноким русским эмигрантом, который вроде бы тоже не против познакомиться с подходящей женщиной. Он симпатяга, никогда не был женат, зовут Серж. Свидание будет на пирсе, рядом с отелем, где он остановился, и в котором как раз работает Галина.

Шура в веселом настроении. Ей не терпится увидеть русского "симпатягу" и, если даже ничего не получится, встреча с земляками всегда приятна. Естественно, купальник тщательно выбирался, он прибавляет в области груди и убавляет в области бедер и яркостью подавляет броский цвет веснушек. "Для начала и черные очки не помешают," - стратегически соображает Шура,- "Ну и припудрюсь, не так уж жарко". И вот он - пирс. Шарк, шарк по песку, она подходит все ближе, ощущая прохладу исходящую от волн, замечая краем глаза немноголюдный берег с детишками тут и там. Вон папаша на пирсе наблюдает за подростком на надувном круге. Родитель - это безопасно. Шура уверенно подходит ближе к гражданину и там ждет прихода своего "суженого". Но тут она замечает на берегу Галину, которая выскочила к бассейну и делает ей оттуда знаки, что мол, вот он, прямо на пирсе, он и есть! "Так это Серж! Значит, никакой не папаша... А как же я начну? Ну, как нибудь начну," - думает суматошно Шура. Она вдыхает всей грудью и начинает:

- Не так уж тепло сегодня, не очень-то покупаешься... - обращается она на русском к загорелой спине. Обладатель стройной загорелой спины и висков с сединой оборачивается и направляет на нее стеклянно-черный, в серебристой оправе взгляд:
- Так зачем Вы пришли?
- За ультрафиолетовыми лучами, - смущенно отшучивается Шура, не умея понять выражение его глаз сквозь стекла солнцезащитных очков и потом притворно добавляет:
- А как Вас зовут?
- Уль-тра-фио-лет-товый луч, - медленно произносит "симпатяга" и снимает свои черные очки, обнажая взгляд с хитринкой.

Шура тоже снимает очки и смотрит в его голубые глаза своими зелеными, а в голове пронзительный ветер бешено листает страницы из книги ее жизни в обратном направлении и книга открывается именно в том месте, где до сих пор торчит, как заноза, давняя закладка под названием ”Ультрафиолетовый луч”. Они стоят остолбенело, вперив друг в друга проницательный, невежливый, долгий, отрезвляющий и болезненный взгляд узнавания. И вдруг, бах! Шура теряет почву под ногами и падает в воду! "Ультрафиолетовый луч", разумеется, валится вслед за ней! Галина с воплями несется к пирсу!

Усилиями спасателей, под перепуганные возгласы Галины и взгляды любопытной американской толпы, Шуру и Сергея откачали. Больше они терять друг друга не намереваются, в чем они нас и заверили, обменявшись через месяц обручальными кольцами.

Февраль, 2003 г. Флорида

Гульнара

 

НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ  ОН И ОНА  ОБ АВТОРАХ ПИШИТЕ НАМ