Russian Women Magazine
Russian women logo
banner
НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ ВСЕ СТАТЬИ НА ЭТУ ТЕМУ КАРТА САЙТА КОНТАКТЫ

Взрослые дети иммигрантов

Последний вампир

VampireЯ - последний вампир на Земле (точнее, вампирша). Я - последняя представительница древнего, могучего и страшного рода, приводившего когда-то в трепет человечество. Я живу уже несколько тысяч лет, хотя на вид мне не больше двадцати девяти (многие даже считают, что я выгляжу на двадцать два). На протяжении своего существования вампиры были оклеветаны в людской молве и литературе, окружены множеством необоснованных предрассудков. У меня нет клыков. Обычные слегка неровные зубы, выступающие вперед. Но я регулярно хожу к дантисту и надеюсь выправить этот дефект с помощью проволочных стяжек. Я не превращаюсь в труп в дневное время, как это описывается в дешевых романах, и не рассыпаюсь в прах с первым криком петуха. Правда, я люблю поздно спать и в полдень предпочитаю не выходить из дома. Днем я чувствую себя вялой и слабой. Мое любимое время - сумерки и ночь. Сплю я, конечно, не в гробу. Гробы вышли из моды много столетий назад. У меня обычная спальня с кроватью в доме моих родителей. Вернее, в доме людей, которые считают себя моими родителями. (Вампиры не живут тысячи лет подряд в одном и том же теле. Они перевоплощаются каждые семьдесят или восемьдесят лет в заново родившегося младенца.) В последнем воплощении меня зовут Аллой. Мои родители (я их буду называть так для удобства) приехали в Соединенные Штаты, когда мне было девятнадцать лет. Они изменили мое имя, и теперь я - Алисон.

Имя для меня безразлично. За тысячелетия своего существования я сменила столько имен, что не могу припомнить даже половины. Вообще в моей памяти много пробелов (сказывается многовековой склероз). В моей внешности тоже можно заметить следы вырождения, присущие последним представителям древних родов. Волосы - не такие густые и буйные, как у большинства вампиров. Наоборот, они довольно жидкие и какого-то неопределенного блеклого цвета. Кожа - очень белая со множеством родимых пятен и голубых прожилок. Глаза - небольшие, серенькие, но взгляд - магнетический и волнует всякого, кто заглянет в их бездонную глубину. Впрочем, этого никто не замечает, потому что я ношу очки с толстыми стеклами. ( Я ничем не хочу выдать своего сверхъестественного происхождения.) Мой рост - ниже среднего, и я отличаюсь хрупким сложением. Меня называют тощей и в детстве дразнили скелетом. Я, разумеется, обладаю нечеловеческой силой и ловкостью, но приходится это скрывать. Поэтому я предпочитаю казаться слабой, неуклюжей и беспомощной. Так безопаснее.

В детстве я ничего не знала о своем вампирическом происхождении. Когда младенец рождается вурдалаком, он вначале не осознает этого и растет почти так же, как все остальные дети. Почти, но не совсем. Еще в детстве я отличалась необычным и загадочным характером. Я мало спала по ночам и все время плакала. Женщина, которая считает себя моей матерью, наивно полагала, что у меня болел животик. Воспитательницы в детском саду постоянно жаловались, что я кусаю других детей, и приписывали это моему капризному и вздорному характеру. К счастью, мои челюсти были еще недостаточно крепки, чтобы я могла укусить до крови. Товарищи моих детских игр отделывались ссадинами и синяками.

В школьные годы у меня не было друзей. Вероятно, дети чувствовали мое превосходство и сторонились меня. Учителя предпочитали объяснять этот факт тем, что я избалована до безобразия. Но и они знали, что безопаснее держаться от меня на расстоянии, когда я начинала кричать, плакать и топать ногами. Разумеется, они не догадывались, что таким образом проявляется моя демоническая натура. Занималась я хорошо благодаря тонкой интуиции и сообразительности, необыкновенно развитой у вампиров. Меня учили играть на пианино и скрипке, и я, разумеется, делала необычайные успехи, поражавшие всех педагогов. Я занималась английским и французским языками с частными преподавателями и посещала художественную студию. Родители, не подозревая истины, с гордостью утверждали, что у меня «еврейская голова», как у дедушки Зямы. Но и они часто страдали от вспышек моего загадочного темперамента. В такие моменты родители говорили, что я выпила всю их кровь. Эти пророческие слова были подсказаны, безусловно, подсознанием. Впрочем, я не помню, чтобы действительно пила их кровь в раннем детстве.

Я закончила школу в семнадцать лет, но работать или учиться не пошла. Темная, демоническая сторона моей натуры оказывала на мою жизнь все большее влияние. Днем я спала, как все вампиры. К вечеру просыпалась и шла на встречу с новыми друзьями. В художественной студии я познакомилась с группой талантливых молодых художников. Картины их были настолько оригинальны и необычны, что ни одна галерея не соглашалась эти картины выставить, и никто не хотел их покупать. Некоторые даже утверждали, что на картины эти противно и тошно смотреть. (Людям свойственна косность в вопросах искусства). Мы встречались каждый вечер и до поздней ночи шатались по барам. Мы устраивали вечеринки, на которых много пили, рассуждали об искусстве и философии, курили и читали старинные книги о переселении душ. Такой образ жизни соответствовал моей сущности вампира, выходца из темного мира призраков. Тогда я уже начинала догадываться о своем потустороннем происхождении.

К сожалению, родители не разделяли моего увлечения искусством и философией. Ночной образ жизни приписывался лени и нежеланию работать. Они утверждали, что я связалась с дурной компанией, и, чтобы спасти меня, решили уехать в Америку. Таким образом, процесс самопознания был прерван на неопределенное время. Мы поселились в окрестностях Нью-Йорка. Родители уговорили меня поступить в университет и специализироваться в области финансов и бухгалтерии. Занятия не представляли никакой трудности, но и не вызывали интереса. До глубокой ночи я смотрела по телевизору фильмы ужасов, в которых меня особенно привлекал вид текущей крови. Поворотным пунктом в жизни для меня стал тот день, когда я прочла в газете об Институте трансперсональной психологии. Специалисты в области переселения душ всего за триста долларов брались определить, кем клиент был в предыдущей жизни и как это повлияло на его настоящее.

На следующий день я отправилась в институт. Меня удивило, что такое солидное учреждение располагалось в маленьком облезлом флигеле позади какой-то фабрики. Секретарь, пожилая сморщенная китаянка, явно не понимавшая ни слова по-английски, жестами пригласила меня в темный кабинет с красными плюшевыми диванами. Там сидела очень милая женщина с ярко-оранжевыми волосами. Ее зеленое платье украшала брошь с изображениями черепа и летучей мыши. На вид ей было не больше тридцати, хотя мудрый взгяд, морщинистая шея и мешки под пронзительными светлыми глазами указывали на богатый жизненный опыт. Я улеглась на диван и почувствовала легкий запах камфары и еще чего-то таинственного и волнующего. Женщина в зеленом достала из кармана хрустальный шарик и начала раскачивать его перед моими глазами. Ее мелодичный, чуть надтреснутый голос, как игла, впился в мой мозг. «Слушай меня внимательно, Алисон! Я начинаю считать от десяти до одного. Когда я произнесу «один», ты погрузишься в глубокий транс и будешь рассказывать мне обо всем, что увидишь...»

...Перед глазами протянулся темный бесконечный коридор со стенами, сотканными из волнующегося тумана. Из мутной глубины какие-то черные тени протягивали длинные пальцы и пытались меня остановить. В конце тоннеля маячил голубоватый свет. От него отделялись яркие искры, сыпавшиеся на меня, как хлопья снега. (Все выглядело именно так, как в популярном американском фильме «Призрак».)

Потом я увидела старинный замок над обрывом и услышала звуки органа. Летучие мыши кружились над остроконечной крышей. Я увидела себя стоящей на башне замка. У моих ног лежал прекрасный рыцарь в блестящих латах. На шее его запеклась кровь, но он смотрел на меня с восторгом и обожанием. Я расхохоталась. Отзвук моего звонкого серебристого смеха вспугнул целую стаю черных ворон, гнездившихся под крышей. Они унеслись в даль с громкими криками и постепенно превратились в точки на фоне восходящей багровой луны. Прекрасный рыцарь в муке закатил глаза. Из его раны тонкой струйкой потекла темная густая кровь. Я наклонилась над ним и поцеловала его в холодеющие губы. И еще много странных и правдивых видений посетили меня, пока я лежала на красном плюшевом диване, пахнущем камфарой. Так я проникла в тайну своего вампирического происхождения.

Жажда свежей крови становилась во мне все острее и нестерпимее. По ночам, особенно в полнолуние, меня мучили сны-воспоминания о прошлой жизни. В этих снах я видела себя в нарядах разных времен, но всегда немыслимо прекрасной, влекущей и недоступной. Меня окружали мириады влюбленных поклонников... Я просыпалась в испарине, подходила к зеркалу и подолгу рассматривала свои запекшиеся тонкие губы, ввалившиеся щеки и глаза, горящие демоническим огнем. Я не могла больше пить кровь из родителей - долгие годы жизни среди обычных людей сделали меня мягкосердечной. Мама забеспокоилась, что я худею и плохо сплю по ночам. Понятное дело, она не подозревала об истинной причине моих страданий и приписывала мой бледный вид неправильному пищеварению и тому, что мне пора замуж.

Разбушевавшиеся вампирические наклонности заставили меня начать поиски жертвы. В одном офисе со мной работал Зурбан, молодой грек, высокий и стройный, с вьющимися волосами и прекрасными темными выразительными глазами. На его щеках играл горячий румянец, и кровь у него должна была оказаться горячей и свежей. Все инстинкты проголодавшегося вурдалака просыпались во мне, когда Зурбан проходил мимо. Кроме того, он привлекал меня как мужчина (у вампиров жажда крови и любви зачастую соединяются в одно жгучее и мучительное чувство).

Выбрав жертву, я позволила себе немного приподнять маску, скрывавшую мое подлинное обличье. Иногда я бросала из-под ресниц на Зурбана призывные взгляды, и губы мои складывались в обольстительную улыбку. Я видела как он содрогался от ужаса и восторга и спешил проскочить мимо, делая вид, что не замечает меня. Зурбан вздрагивал всякий раз, когда я обращалась к нему, но я знала, что яд колдовских чар уже проник в его кровь. Когда сотрудники собирались на ланч за общим столом, я старалась сесть рядом с Зурбаном, но он всегда отодвигался, инстинктивно ощущая опасность.

Посредине зимы неожиданно грянули сильные морозы. В конце рабочего дня моя машина не завелась. Я вынуждена была попросить кого-нибудь из сотрудников подвезти меня домой. Естественно, мой выбор пал на Зурбана. Он смутился и отвел глаза, как всегда, когда я обращалась к нему. Постороннему наблюдателю могло даже показаться, что Зурбану неприятно разговаривать со мной. Но я знала, что страх борется со страстной любовью, зарождающейся в его душе. Поэтому я проявила настойчивость, и он подвез меня домой. Для этого Зурбану пришлось сделать крюк почти в двадцать миль. За всю дорогу он не произнес ни слова (очевидно, из робости), и мне пришлось говорить за двоих. Я рассказывала о своем детстве, об увлечении искусством и философией, потом осторожно упомянула о потустороннем мире и переселении душ. Во время разговора я наблюдала за молодым греком, любуясь его строгим профилем и волнистыми волосами. Несколько раз он бледнел и краснел, но продолжал молчать, пораженный широтой моего кругозора и мощью интеллекта.

Когда мы подъехали к дому, я пригласила Зурбана зайти внутрь, чтобы выпить кофе и немного согреться. Отопление в его старенькой машине работало плохо и он изрядно замерз. Его прекрасный греческий нос сильно покраснел и на конце все время собиралась прозрачная капля, а смуглая кожа на нежных щеках слегка посинела. Он немного поколебался, но, наконец, согласился.

Мои родители уехали в отпуск во Флориду, и мы были в доме совершенно одни. Я сварила крепкий кофе и предложила ему коньяк. Выпив и отогревшись, Зурбан немного оживился и разговорился. Оказалось, что я ошиблась относительно его происхождения. Он - не грек, а индус и принадлежит к одной из высших каст в его стране, касте воинов. Это еще больше возбудило мой интерес. (Его кровь должна была оказаться не только свежей и горячей, но и аристократической, что представляет для вампира особую прелесть.) Настал момент действовать, и я приступила к исполнению своего дьявольского плана.

Извинившись, я вышла на несколько минут и вернулась в короткой кружевной комбинации ярко-алого цвета. Несомненно, я выглядела потрясающе, потому что Зурбан, увидев меня, потерял на некоторое время дар речи. Он побледнел. Его глаза вылезли из орбит, и он начал задыхаться (очевидно, от страсти). Потом кровь прилила к его лицу, и он забормотал что-то невнятное. Я подошла к Зурбану вплотную, обняла его за шею и устремила на него бездонный волнующий взгляд (очки я оставила в спальне). Некоторое время он будто бы находился в столбняке, но потом вырвался из моих объятий, опрокинул стул и кинулся к выходу. Зурбан выбежал на улицу, забыв свой пиджак. Через несколько секунд я услыхала рев мотора, и старенький автомобиль стремительно вылетел на улицу, поднимая клубы снега.

Трудно передать мое разочарование. Немного поразмыслив, я поняла, что Зурбан почувствовал смертельную опасность в присутствии потусторонних сил. У него сработал инстинкт самозащиты. Моя ошибка заключалась в том, что нужно было сразу пить кровь, не давая ему времени опомниться. Но мне не удалось ее исправить. Зурбан не явился на работу на следующий день, сказавшись больным, и вскоре ушел из нашей компании. Встреча с вампиром потрясла его робкую душу.

После этого я сделала еще несколько безуспешных попыток. Подруги знакомили меня с друзьями своих мужей и приятелей, но все напрасно. Современные мужчины слишком робки, они истинктивно боятся вампиров. (Нет больше рыцарей, готовых пожертвовать жизнью ради минуты неземного наслаждения!) Конечно, все оправдывались тем, что заняты на работе и у них нет времени ходить на свидания. Один юноша даже нагло заявил, что я слишком болтливая и настырная. Но я-то знала, в чем истинная причина.

Чтобы успокоить издерганные за многовековую жизнь нервы и как-то поддержать здоровье, я начала ходить по вечерам в спортивный клуб. Я плавала, потом отдыхала в горячем бассейне и наблюдала за молодыми людьми, приходившими на тренировки. Среди них было немало симпатичных ребят, но ни один из них не изъявил желания познакомиться со мной. Однажды я разговорилась с любезной женщиной, которую звали Розой. Она пыталась сбросить вес, просиживая ежедневно по часу и более в горячей воде. Плавать она не могла, так как с трудом шевелила руками и ногами, больше напоминавшими толстые бревна, чем человеческие конечности.

Роза высказала свое восхищение тем, что я «такая тощая, что аж синяя». Она не умела правильно выражать мысли, но это не мешало ей быть доброй и внимательной. Потом Роза спросила меня, не хочу ли я выйти замуж. Вообще-то она кандидат наук в области литературоведения, но работает программистом, а по вечерам подрабатывает свахой и устроила много счастливых браков. Роза долго расхваливала мою незаурядную внешность, а потом стала расспрашивать, кем я работаю, сколько получаю, и выяснять разные другие детали. Когда я сообщила, что стала год назад американской гражданкой, она расцеловала меня (добрая душа). «Ты, Лисочка, - заявила Роза растроганным голосом, - настоящее сокровище для любого мужчины. У меня есть троюродный брат, который как раз приехал в Америку в гости из Ташкента. Залик - удивительный красавец и умница. Он работает в кооперативе, изготовляющем домашние тапочки и ракетные двигатели».

Роза готова была познакомить нас за чисто символическое вознаграждение в четыреста долларов. Она не сомневалась, что ради такой красавицы Залик немедленно бросит все - и тапочки, и двигатели, и родную маму в Ташкенте и останется навсегда в Америке. (И я в душе согласилась с ней. Наконец-то нашелся человек, оценивший меня по достоинству!) Роза показала мне цветную фотографию Залика. Он был заснят в полный рост на пляже, на фоне пальм, обнаженный по пояс, и я поняла, что судьба моя решена.

Наша первая встреча произошла в русском ресторане «Северная Ночь». В жизни Залик оказался еще более привлекательным, чем на фото. Высокий, стройный, темноглазый, с обольстительной улыбкой. Настоящий принц! Его единственным недостатком было легкое косоглазие - за весь вечер он так и не посмотрел мне прямо в лицо. Мы танцевали до полуночи. Уже много веков мне не было так весело. Все смотрели на нас с нескрываемым интересом и удивлением. Несколько раз Залик извинялся и убегал в туалет с таким видом, будто его тошнило. Роза объяснила, что у Залика больная печень, и он не привык пить американский джин, но со временем это пройдет. Я попросила Розу не беспокоится о его здоровье - как только мы поженимся, моя мама позаботится о нем.

Свадьбу отпраздновали через месяц в том же ресторане. На свадебном торте шоколадом были написаны наши имена «Алисон и Залик». Зал был украшен гирляндами алых роз с золотыми и черными лентами. Золотой и черный цвет были главными цветами на моей свадьбе - дань моему демоническому вкусу. Жених сразу опьянел от восторга и непривычного американского джина, который он пил стаканами. Он даже посмотрел на меня два раза с совершенно непередаваемым выражением. Казалось, Залик сомневался, что все это происходит наяву, не мог поверить своему счастью. Оркестр играл всю ночь, и знаменитая исполнительница Паша Махнина пела русские, еврейские и цыганские песни. Гости веселились до упаду, и многие так и остались лежать под столами. Залик, как галантный кавалер, танцевал со всеми женщинами подряд. Это было сказочно красиво!

Теперь мы живем с родителями в нашем старом доме, который пришлось заложить, чтобы оплатить свадебные расходы. Залик, несмотря на атлетическое сложение, оказался хрупким и болезненным. Он спит до полудня и просыпается вялым и капризным. Из-за слабого здоровья он не может работать и часто бывает раздражителен. Но я люблю его всей темной душой вампира. Мне кажется, что я наконец нашла близкое по духу существо. Мама жалуется, что мы теперь вдвоем пьем из нее кровь.

Может быть я - не последний представитель могучего и забытого рода, и Залик - тоже вампир??

В. ЛеГеза, автор сборника женской эмигрантской прозы "Арена". Читать подробнее.

Поддержите наш журнал!

Приобретите майку, кружку или еще что-нибудь с изображением нашего лого! Все товары вы можете посмотреть здесь!

Приглашаем в наш магазин!

НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ ВСЕ СТАТЬИ НА ЭТУ ТЕМУ КАРТА САЙТА КОНТАКТЫ

За содержание рекламы редакция ответственности не несёт. Рукописи не возвращаются и не реценцируются. Мнения редакции и авторов могут не совпадать. Использование материалов только с разрешения редакции.

Copyright © 2001-2007 RussianWomenMagazine.com All Rights Reserved.