НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ  ПУТЕШЕСТВИЯ  КАРТА САЙТА КОНТАКТЫ

Приключения грека в России

Мой друг Янис давно мечтал о поездке в Россию. Особенно хотелось ему увидеть наши столицы: Москву и Санкт-Петербург. В одиночку он не решался предпринять такое путешествие, так как многочисленные рассказы «истинных знатоков» России угрожали потенциальным греческим туристам жуткой преступностью, трескучими морозами даже в самое жаркое время года и отсутствием каких-либо развлечений, привычных для греков. Но,  узнав о моем решении провести пасхальные каникулы на Родине,  Янис решил составить мне компанию.

То, что греку не так то и легко попасть в Россию для меня было неожиданностью. Необходимо было или купить стандартную путевку, оплатив при этом билет, гостиницу и питание, или же получить приглашение из России, которое рассматривалось бы в течение нескольких месяцев. Ни один вариант нас не устроил. Хотя поспешное решение обратиться в первую попавшуюся туристическую фирму дорого обошлось нам впоследствии. Но в тот момент мы были довольны тем, что за 200 долларов в агентстве всего лишь в течение двух дней поставили визу.

И вот мы в Москве! Мой дедушка встречает нас в аэропорту на новеньком «Жигули» и мы радостно едем по улицам нашей столицы, снова и снова восхищаясь монументальной архитектурой центра и просторными улицами.

- И все это – Москва? - спрашивает Янис полтора часа спустя. Ему кажется странным, что мы за столько времени не пересекли полностью город. Конечно, при отсутствии движения на дорогах, Афины пересекаются за полчаса. 

Бабушка встретила нас традиционно богато накрытым столом. Мы, не раздумывая, нарушили пост, с удовольствием поглощая русские деликатесы. Причем Янис был явно поражен изобилием трапезы, с недоумением вспоминая избитые греческие представления о голоде и нищете, якобы царящих в России. Вечером я предложила нашему гостю принять горячую ванну. Для него подобная роскошь казалась несбыточной: «Сколько же надо греть «термосифоно», а вдруг не хватит горячей воды и придется смываться под ледяным душем!». Каково же было потрясение грека, когда ему объяснили, что не только не надо нагревать воду, но и жалеть ее не стоит -сколько хочешь можешь нежиться под горячей водичкой, набирать сколько душеньке угодно воды в ванну - не придется впоследствии оплачивать огромные счета. Уж воду-то мы не жалеем! Оказалось, что Янис никогда в жизни не принимал настоящей ванны!

На следующий день решено было заняться пропиской иностранного гостя. Обратившись к сведущим людям, я пришла к мнению, что прописка иностранца в Москве - дело настолько сложное и почти невыполнимое на практике, что легче уехать обратно и купить дорогостоящую путевку. Мы подумали о более легком пути - взять ваучер из гостиницы, подтверждающий проживание туриста в ней. Мне казалось это настолько простым делом, что, вместо того, чтоб активно приступить к поискам, я необдуманно занялась ознакомлением друга с московскими достопримечательностями. Но доблестная милиция несколько нарушила наши планы. Бедного Яниса примечали издалека, узнавая в нем иностранца скорее по манерам и взгляду, чем по внешности. К нам незамедлительно подходили, вежливо спрашивали документы, требовали прописку, после чего торжественно объявляли о грозящей туристу расплате в виде задержания, суда и последующей депортации, если он в течение 2-х дней не пропишется в Москве или Московской области.  Нервы Яниса не выдержали: после четвертой проверки документов он забился в истерике и заявил, что если до вечера мы не уладим его проблем, то он завтра же покинет эту «ужасную Россию, в которой требуют какую-то непонятную прописку». В течение всего оставшегося дня мы под проливным дождем бегали по всевозможным гостиницам, умоляя прописать туриста за небольшую сумму. Напрасные труды! Даже в самых захудалых местах, где, по моим представлениям, ни один приличный человек не воспользуется ночлегом, с нас неизменно требовали оплатить каждый день пребывания незадачливого путешественника. В конце концов,  проведя целый день на ногах, промокнув до нитки, вымотав все нервы, мы оплатили проживание в самой дешевой гостинице, после чего до самого дома мне пришлось выслушивать «благодарность» попутчика за решение поставить «дешевую» визу в Афинах. В конечном итоге, сумма, затраченная на билет и гостиницу, оказалась приблизительно равной цене путевки «Афина - Москва».

В течение следующих двух дней успокоившийся Янис знакомился с достопримечательностями российской столицы. Причем, самое большое впечатление на него производили габаритные вещи: МГУ им. Ломоносова, Царь-пушка, Царь-колокол, церковь Христа Спасителя... Староарбатские улочки остались недооцененными, впрочем, как и Третьяковская галерея, и музей им. Пушкина. Зато цирк стал настоящим откровением для по-детски восприимчивого ко всему «чудесному» моего друга. В течение всего представления он ни на секунду не оторвал взгляда от арены, даже в антракте не захотел выйти для прогулки в коридор, опасаясь пропустить что-нибудь интересное. Восторженные отзывы о цирке преследовали меня до самого отъезда. На каждое мое предложение сходить в театр, он неизменно отвечал: «А может, лучше в цирк сходим, интереснее же!». До сих пор жалею, что не повела гостя в зоопарк, как и всем детям, ему  бы, наверное, пришлось по душе подобное развлечение.

Поездка в Санкт-Петербург была не только мечтой Яниса, но и моей собственной. Восторженные рассказы подруг о красотах северной столицы всегда вызывали у меня желание увидеть все своими глазами. Конечно, приехав туда, мы понятия не имели ни где можно остановиться, ни где находятся главные достопримечательности и как до них добраться. В итоге мы сняли гостиницу через туристическое бюро, офис которого находился прямо на вокзале. Относительная дешевизна номера объяснялась отдаленным расположением здания от центра. С трудом добравшись до этой глуши, о которой мало кто знал, я долго пыталась объяснить администратору, как, собственно, мы попали к ним. Оказалось, что сумма, которую мы оплатили на вокзале, на самом деле являлась платой за услуги агентства. Только заплатив еще раз непосредственно в кассу гостиницы (причем оказалось, что для иностранных граждан существует особый тариф, по меньшей мере, в два раза превышающий плату за российского гражданина), нам позволили занять номер.

Как и у всякого нормального туриста, у меня возникло желание бросить вещи и бежать в центр, увидеть наконец-то знаменитые чудеса Санкт-Петербурга. Но не тут-то было! Янис умолял меня отложить ознакомление с городом до утра. Оказалось, его предупреждали об опасности вечерних прогулок в незнакомой местности. На следующее утро мы ринулись на изучение чудес всемирно известной своей архитектурой, музейными ценностями и культурной жизнью северной столицы. В нашем распоряжении имелись всего 3 дня.

Я была потрясена музеями Санкт-Петербурга, Янису пришлась по душе галерея восковых фигур рода Романовых. В театре он спал, а в Эрмитаже заинтересовался только коллекцией драгоценностей императорского двора и роскошной отделкой залов. Также ему понравился крейсер «Аврора», про который он «что-то когда-то слышал». Отлучившись за билетами в театр, я нашла моего друга, оживленно беседующего с длинноногой блондинкой, уговаривающей парня довериться ей в незнакомом городе. А уж она  ознакомит его с местными достопримечательностями! Довольный оказываемым ему вниманием, мой попутчик уже был согласен воспользоваться предложением красотки. Мое появление явно нарушило планы новой знакомой Яниса. Он объяснил мне, что девушка не даст нам скучать в незнакомом городе и поможет развлечься лучшим образом, чем ходить целыми днями по «этим однотипным музеям и выставкам».  Девушке явно не понравилось мое появление. Объяснив потенциальной жертве, что он не совсем правильно ее понял, что она очень спешит, но сможет встретиться с ним с глазу на глаз в другое время, красотка оставила «визитку» с телефоном опешившему от неожиданности туристу, и поспешно ретировалась. До сих пор Янис хвастается своим друзьям, что какая-то фотомодель в Питере пыталась соблазнить его, но он же был с девушкой...

В Москву мы вернулись как раз на Пасху. Идти ночью в церковь мне не хотелось, мы явно бы привлекли внимание шпаны, передвигаясь пешком на дальнее расстояние и разговаривая на греческом языке. Мой гость был возмущен, что в такой священный праздник кто-то может нас обидеть. Но его осторожность намного превышала мою, поэтому любое мое мельком высказанное опасение представлялось ему реальной угрозой. «Если уж русская боится, что уж говорить об иностранце»,- часто повторял он.

На следующий день мы поехали в деревню под Ярославлем к моей прабабушке. Каникулы заканчивались, и мне хотелось попрощаться со всеми. Мой гость с радостью согласился поехать со мной, посмотреть русскую деревню. Думаю, действительность оказалась для него не настолько поэтической, насколько он себе это представлял. Дом наш, большой и просторный, казался Янису дворцом по сравнению с его крохотным отчим домом в одной из деревень близ города Трикала (многие греческие деревенские дома не отличаются ни габаритами, ни уютом). Вечером мы затопили баньку и буквально затащили упирающегося гостя внутрь. Немного простуженный после Питера, он пытался доказать, что в его положении лучше избегать контакта с водой. Еле удалось уговорить упрямца испробовать лечение русской баней и русским веником. Выйдя из парилки, он довольно улыбался и рассказывал, как его секли веником  и как он это выдержал и не ударил в грязь лицом. В деревне нашему гостю казалось скучно. Есть ему не хотелось, водку он пить отказался, придя в ужас от русского традиционного способа выпивать стопку до дна.

И вот настал день отъезда Яниса из России. Я не успела поставить визу и вынуждена была остаться в Москве. Мой гость с сожалением покидал нашу страну, загадывая на будущий год повторить путешествие. Но на таможне нас ждал сюрприз...

Таможенник невинно поинтересовался, заполнил ли иностранец декларацию. «А что декларировать-то?»,- удивилась я. «А сколько денег у него на руках?». У Яниса оказалось около трех тысяч долларов. Такую сумму необходимо было указать в декларации, но в этом случае с нас потребовали бы подтверждение из  пункта обмены валюты. Мой друг недоумевал, зачем все это надо, ведь он ввез эти деньги из Греции, нигде их не менял... Решено было спрятать «лишние» банкноты, что он и сделал незамедлительно. До сих пор не знаю, куда он положил  те купюры, но при придирчивом обыске, беспардонно учиненным таможенником, денег не нашли. После того, как я заявила, что деньги остались у меня, интерес корыстолюбца к личным вещам моего друга быстро улетучился. Вот так на прощание моему гостю испортили впечатление о нашей стране.

Янис до сих пор с удовольствием вспоминает о своем путешествии в Россию. Он любит рассказывать своим друзьям о своих приключениях в Москве и Петербурге. Ему кажется, что он открыл Америку, рискнув отправиться в одно из опаснейших мест мира, где даже на Пасху люди не выходят из дома. Но в то же время мой друг с восхищением описывает роскошь церковных соборов и великолепные императорские палаты, полные золота и драгоценностей. А тому, кто с оскорбительной жалостью говорит о голоде и нищете русских, он просто советует съездить в Россию и убедиться в том, что богатством Россия не только отстает, но, вполне вероятно, что и превосходит маленькую Грецию.

Илона Таланцева

НА ГЛАВНУЮ НОВЫЕ СТАТЬИ  ПУТЕШЕСТВИЯ  КАРТА САЙТА КОНТАКТЫ